ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Самсонов Юрий Степанович

Максим в стране приключений


 

На этой странице выложена электронная книга Максим в стране приключений автора, которого зовут Самсонов Юрий Степанович. В электроннной библиотеке LitKafe.Ru можно скачать бесплатно книгу Максим в стране приключений или читать онлайн книгу Самсонов Юрий Степанович - Максим в стране приключений без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Максим в стране приключений равен 84.4 KB

Максим в стране приключений - Самсонов Юрий Степанович => скачать бесплатно электронную книгу



Самсонов Юрий Степанович
Максим в стране приключений
ЮРИЙ САМСОНОВ
МАКСИМ В СТРАНЕ ПРИКЛЮЧЕНИЙ
Повесть-сказка
НА ПЛОТУ ЧЕРЕЗ ОКЕАН.
СТРАННАЯ НОВОСТЬ.
ИСЧЕЗНОВЕНИЕ И ВОЗВРАЩЕНИЕ
КАПИТАНА
Мы подстрелили в джунглях пару свирепых тигров. А может быть, даже трех или четырех, но сосчитать не успели: за нами погнались враги. К счастью, берег океана был недалеко. Маленький плот с брезентовым парусом стоял там, привязанный к колышку. Мы уселись на него и отчалили, оставив противника с носом.
Потом я поглядел в свою подзорную трубу и крикнул :
- Земля! Мы переплыли океан!
Бросили якорь. Причалили к куче бревен, сваленных на берегу, и... стоп! Раз уж у нас появился читатель, надо и ему объяснить в чем дело. А то он, наверное, читает и удивляется: какие джунгли, какие тигры, какой это океан, если его можно так быстро переплыть. Но ничего тут особенного нет. Мы обыкновенные морские разбойники. Плот наш всегда стоит наготове перед островом Березовым, скрытый в кустах тальника. Ну и, может быть, читателю станет ясно еще кое-что, если он узнает, что взрослые жители нашего города называют океан не океаном, а речкой Суетинкой. Это смешное название попало даже на географические карты. Что ж, и географы могут ошибаться. А насчет тигров и джунглей... Гм... Ладно, пусть это останется между нами: мы сами их выдумали.
Итак, мы причалили к бревнам. На берегу нас поджидал шпион Каррамба. Он заговорил, не дожидаясь, пока мы его поймаем:
- Ребята, - сказал Каррамба, - с Капитаном беда! Он куда-то пропал.
- Мишка, - ответил я, - то есть Каррамба! Перестань врать. Капитан сидит на гауптвахте за то, что набил морду Топочке. Поэтому сегодня игры не будет.
Дело в том, что на нашей улице, кроме разведчиков, пиратов и космонавтов, есть еще футболисты. Это тоже мы. У нас есть Капитан. Его имя Максим, но мы зовем его просто Капитаном. Так удобнее. О нем-то и врал Каррамба.
- Братцы, правда не вру! Я прибежал к нему, постучался он молчит. Я во двор - его нет. Я в дом - и там нет. Я в огород. Гляжу - и там пусто. Только повернулся уходить, вдруг кто-то меня за плечо - хвать!
Каррамба вздрогнул и оглянулся.
- Ну? - сказал я.
- И вижу, - шепотом продолжал Каррамба, - вижу: держит меня за плечо... знаете кто?.. Тетка Тимофеиха!
- Тимофеиха? - переспросил я.
- Тетка Тимофеиха? - повторили Мореход и Охотник.
- Она, - сказал Каррамба. - Не перебивайте! И говорит она мне: "Кого, - говорит, - ищешь, того нет и не будет во веки веков!" Так и сказала. И сразу пропала с глаз. Будто и не было ее вовсе!
Он перевел дух. Мы расхохотались. Охотник ехидно фыркнул:
- Ну и наплел! Пойдем сейчас к Капитану, и если врешь... Понял? Уж лучше сознавайся сразу.
- Не вру, - мрачно сказал Каррамба.
Его просто необходимо было наказать. Мы слезли с плота и морской походкой, вразвалку, пошли вверх по Лунной улице.
От залива Морского Дьявола до капитанского дома ровно полтора квартала. Поэтому я успею кое-что рассказать о тетке Тимофеихе, о мальчишке Топочке и обо всех неприятностях, которые случились из-за них с Капитаном.
* * *
Тимофеиха - странный человек, это точно. Она поселилась в старом доме на нашей улице давным-давно, когда никого из нас еще не было на свете. И с тех пор никто из соседей в этом доме еще ни разу не побывал. Ни с кем она не дружит. Даже ни с кем не разговаривает. И как ее по-настоящему зовут, тоже никто не знает. Тетка Тимофеиха - и все. Маленькими очень мы ее боялись. Привычка у нее такая была: проходишь мимо, а Тимофеиха вдруг откроет калитку, да как глянет желтыми кошачьими глазами, да оскалит острые злые клыки - и мчишься прочь во весь дух, и все тебе кажется, будто она догоняет тебя, а оглянуться страшно... Взрослые и то сердились, что Тимофеиха пугает детей. А иногда между собой говорили: Тимофеиха вообще подозрительный человек. Как-то ночью один прохожий заметил возле ее дома очень странных и пугливых людей, явно нездешних. А кто-то другой видел в ту же ночь сквозь щель в ставне непонятный зеленый свет в доме вредной тетки. Этими слухами интересовался и наш участковый милиционер. Но ничего подозрительного он не выяснил. Установил только, что с пропиской все в порядке и что в доме Тимофеихи проживает ее племянник, мальчишка с дурацким именем - не то Тобус, не то Копус. Он приехал к ней в гости. Потом мы услыхали, что она зовет его Топочкой.
Но я заболтался, а впереди уже видны открытые окна капитансрсого дома. О неприятностях, которые из-за тетки Тимофеихи и этого самого Топочки приключились с нашей командой, придется рассказать чуть погодя...
У калитки я затрубил в рог - для этого отлично годилась моя подзорная труба, склеенная из старой газеты. Никто не откликнулся.
- В крепости спят, - зловещим голосом сказал я. - Захватим ее врасплох. Каррамба, открой ворота!
Каррамба нехотя потянул за веревочку. Калитка бесшумно раскрылась.
- Вперед!
Мы вбежали в маленький дворик, заросший травой. У крыльца стоял велосипед Капитана. Тут же валялась капитанская кепка.
- В дом! - шепотом скомандовал я.
Крадучись, мы поднялись по ступенькам крыльца на застекленную - веранду. Пробрались в полутемную прихожую. Тут Каррамба налетел на стул, с грохотом опрокинул его, завопил: "Вперед! Хватай!" - и ворвался в комнату Капитана. В эту минуту он, конечно, сам не верил собственным россказням.
Но в комнате никого не оказалось.
На смятой неприбранной кровати горкой лежали раскрытые толстые книги с карандашными пометками на полях. Книги громоздились и на столе вокруг чернильницы-непроливашки. А в чернильнице торчало обгрызанное гусиное перо - новая причуда Капитана. Тут же лежал глобус, без подставки, зато весь разрисованный фиолетовыми маршрутами капитанских путешествий. На стенке поблескивал медный барометр. Барометр грозил ураганом.
- Он где-то спрятался! Ищите! - шумел я.
- Найдем, - загалдели остальные, разбегаясь по комнатам, заглядывая в шкафы, под столы, под кровати.
Знакомые вещи лежали на своих местах. Двери были доверчиво распахнуты. В кухне на тарелке стыли остатки обеда. И все же дом стоял пустой, всеми покинутый. Нам становилось чуточку не по себе.
- Эй, Капитан! - кричали мы то и дело, подбадривая себя собственными голосами.
Никто не отзывался. Мы сами не заметили, как перешли на шепот. Пугливо оглядываясь, все вчетвером собрались у входа на кухню. Я сказал:
- А может быть, он...
- Тихо! - зашипел Охотник, схватив меня за рукав. Он кивком указал на кухонное окошко, которое выходило на огород. Окно было открыто. Марлевая занавеска на нем колыхалась.
- Кто-то заглянул в окно, - прошептал Охотник. - Только это был не Капитан!
Мы обшарили и двор, и огород, но не нашли никаких следов Максима. Там просто никого не было, и это ветер, должно быть, шевельнул занавеску. Если Капитан и спрятался где-нибудь, то слишком уж ловко. Поиски пришлось прекратить.
Мы закрыли все двери и окна и стали по очереди сторожить дом до вечера. А когда родители Максима пришли с работы, мы рассказали им обо всем. Но они только посмеялись. Они решили, что Максим удрал из дому без спросу и теперь боится прийти обратно, а мы, мол, помогаем ему вывернуться. Они сказали, что за это еще пуще ему зададут.
Но прошел день, потом другой и третий, а Капитана все не было. Его родители здорово перепугались. Обошли всех знакомых и родственников. Но ничего нового не узнали. И тогда отец Максима все-таки пошел к тетке Тимофеихе. Я сам видел это. Он постучал в ставень, потом в калитку. Никто не отзывался. Тогда он толкнул калитку и вошел. И через несколько минут вернулся.
- Никого нет, - сказал он. - И на двери висит вот такой замок.
Он развел руками, немножко подумал, закурил новую папиросу и пошел прямо по улице мимо своего дома. Я знал, куда он идет. Он шел в отделение милиции.
А на следующий день... На следующий день была моя очередь сторожить. Я долго бродил около ворот капитанского дома и вдруг вспомнил о некормленном щенке. "Сбегаю домой минут на десять, не больше", - подумал я. Но застрял почти на целый час. А когда вернулся, то увидел, что одно окошко распахнуто настежь. Из него, живой и здоровый, высунулся Максим!
- Эй, - крикнул он. - Заходи!
Я влез в окно. Капитан, видно, только что переоделся. На полу у порога валялся смятый и почему-то мокрый тот его костюм, в котором я видел его в последний раз. А дождя, между прочим, в этот день не было.
Максим усмехнулся.
- Ну, - сказал он, - чего глаза вытаращил? Дай-ка я малость поем, а потом все расскажу. Ты пока сбегай за остальными, ладно?
Я позвал ребят, и мы просидели у Максима до самого вечера. Тогда-то я и услышал от него историю, которая будет рассказана в этой книжке. Но сначала мне надо чуточку отступить назад. Я просто плохой рассказчик. Потому что начинать рассказ по-настоящему надо было сразу с того дня, как в нашем городке появился толстый мальчишка. Тот самый - Топочка.
МАКСИМ И ЕГО ВРАГИ
Это было так. Однажды утром мы шли на реку. Когда подошли к дому тетки Тимофеихи, все сразу замолчали. Пропадает всякая охота разговаривать, когда видишь такой дом. Он очень старый и весь какой-то облезлый. Окна даже днем всегда закрыты ставнями да еще поверх заколочены досками накрест. На досках и на ставнях даже наросли кое-где зеленые ломтики плесени. Пахнет нежилым.
Но как всегда - только мы поравнялись с калиткой, она вдруг отворилась. Но высунулась из нее не тетка. Высунулась противная толстая рожа незнакомого мальчишки. Мы его тогда в первый раз увидели. Мы остановились, глядя на него. А он глядел на нас, Максим шагнул к нему.
- Здорово, - сказал Максим. - Тебя как звать?
Мальчишка не ответил.
- Чего молчишь? - спросил Максим.
- Кш-ш... - прошипел толстомордый и захлопнул калитку.
Капитан сунул в карманы кулаки - я сам видел: аж кожа побелела на косточках, - спокойно сказал:
- Пошли, ребята.
А на обратном пути мы увидели удивительную вещь. Над высоким забором тетки Тимофеихи взлетел сверкающий мыльный пузырь, огромный, как настоящий воздушный шар.
Он переливался и сиял разными красками долгодолго, пока не лопнул. А потом взлетел другой, такой же большой и блестящий. Честное слово, он был ничуть не меньше аэростата. В том-то все дело. Иначе и удивляться не стоило бы. Но таких шаров я никогда еще не видел.
Второй пузырь полетел высоко-высоко в небо, стал маленькой яркой искоркой и скрылся среди облаков. Мы просто разинули рты.
Следующий пузырь перепрыгнул через высокий забор и упал на дорогу. Он не лопнул. Он упал и покатился по улице мимо домов, заборов, скамеечек, мимо магазина "Промтовары". Жаль, что в это время на улице никого не было, кроме нас. Потому что потом нам никто не поверил, что среди бела дня по улице катился мыльный пузырь с меня ростом.
На другое утро мы снова увидели Топочку. Топочка прогуливался вдоль своего забора, заложив руки за спину. На нем был аккуратный черный пиджачок, как на взрослом.
Завидев нас, Топочка хотел юркнуть в калитку, но Капитан загородил ему дорогу.
- Это ты пускал пузыри? - спросил Капитан. Он совсем не хотел ссориться. Даже о вчерашней обиде не помнил.
- Кш-ш...- зло зашипел Топочка. Его толстые щеки противно заколыхались.
- А что ты шипишь? - спросил Капитан. - Разговаривать не умеешь, да?
Вместо ответа Топочка вдруг согнулся и с размаху двинул Капитана головой в живот. Капитан упал. Толочка рванулся к калитке. Но Капитан успел ухватить его за ногу, и тот шмякнулся в пыль животом,
- Тогда будем драться, - сказал Капитан. - Ребята, помогите ему встать.
- Тетка! - жалобно завопил Топочка. - Тетка!
Из раскрытой калитки выскочила тетка Тимофеиха с палкой в руке. Она замахнулась и огрела Максима по спине раз, другой, замахнулась в третий, но тут Максим разозлился, выдернул у нее палку и этой самой палкой огрел Топочку пониже спины. Один раз и не очень больно. Просто на прощанье.
Тимофеиха хотела сказать что-то, но поперхнулась. Лицо ее стало грозным, страшным, морщины будто окаменели, глаза в глубоких темных глазницах вспыхнули по-кошачьи - желтыми огоньками. Медленно оскалились острые почерневшие зубы. Тимофеиха взяла Топочку за руку, провела его во двор и захлопнула калитку перед нашим носом. А мы спокойно отправились своей дорогой.
Но все неприятности были впереди.
Вечером вредная тетка очень удивила родителей Максима: нагрянула к ним домой и стала расписывать, как он обидел ее племянника, слабого нервного мальчика, как он напал на нее, старуху, и отобрал ее любимую палочку. А заодно она рассказала о кое-каких проделках нашей команды, о которых, мы думали, никто на свете не знает. До сих пор не понимаю, как узнала о них тетка Тимофеиха. Но этим она себе же навредила. Не будь этого, Максима, может, заставили бя извиниться и все. А теперь он извиняться не стал. Пусть Тимофеиха сначала перестанет шпионить и выведывать чужие военные тайны. Тимофеиха ушла ни с чем, но Максима наказали. Ему запретили выходить на улицу до тех пор, пока ок не исправится. А этого можно было ждать хоть сто лет. Не знаю, сколько просидел бы он на гауптвахте, если бы не случилось еще одно странное происшествие.
Мне придется опять сделать остановку, но это - последняя. Пока я говорил о том, что видел сам или знаю точно. Но обо всем остальном я рассказываю со слов Максима. И предупреждаю: если не поверите, то ко мне не придирайтесь. Разговаривайте с Максимом бами. Все вопросы посылайте ему в письменном виде по адресу: Лунная улица, Капитану. Точка.
КАРЛИК БУЛЬБУЛЬ
И вот что с ним приключилось.
В первый же день утром, когда все ушли на работу, Максим побрел в огород. В такую погоду там хорошо было сидеть на скамеечке возле колодца. Из колодца тянуло прохладой. Над головой тихонько вздрагивали ветки яблонь. Гудел шмель.
От жары Максима слегка разморило, и он решил попить холодной воды. Сдвинул с колодца крышку, столкнул вниз ведро. Загремела, разматываясь, ржавая железная цепь.
Глубоко-глубоко внизу поблескивал зыбкий квадратик воды, похожий на черное зеркало. Ведро ударилось о зеркало, разбило его, булькнуло и захлебнулось. Максим потащил его наверх, сердито ворча:
- Ух, до чего ты тяжелое...
Он с трудом вытащил ведро, поставил его на скамеечку, наклонился, чтобы напиться. И, вздрогнув, заморгал глазами: почудилось или нет? Студеная вода зеленовато осветилась изнутри, потом высунулась из нее крохотная ручонка с тоненькими пальчиками. Дотянулась ручонка до края ведра, вцепилась в него, вода забурлила, будто кипяток, и выскочил из ведра мальчишка - маленький-премаленький, вроде игрушечный. Но был он живой, да еще какой верткий! Он встряхнулся, как собака, так что Максиму брызги в лицо полетели, и тоненьким-претоненышм голосочком сказал:
- Ты что мне мешаешь? Кто тебя просил меня вытаскивать?
- Да кто ты такой? - растерявшись, спросил Максим.
Мальчишка сказал:
- Я знаменитый карлик Бульбуль, храбрый разведчик из Города Удивительных Чудес.
Максим куснул себе палец: может, снится?
Едва не завопил от боли. Проморгался, погляделнет, какой тут сон! Все на месте. И колодец, и ведро, и тот мальчишка, вроде бы игрушечный, а на самом деле живой. Одет он был в рубашку, сплетенную из травинок, опоясан красным прутом тальника. На поясе у него висели очки в ржавой железной оправе. С рубашки, с кончика носа падали капли воды.
- Ты мне помешал, - сказал мальчишка. - Ты помешал мне подглядывать и подслушивать. Ну уж ладно. Не ссориться же нам, раз я все равно тут. Может, ты еще мне пригодишься. Может, я тебе пригожусь.
- Послушай, как тебя...
- Карлик Бульбуль. Ты ведь не глухой! Будем знакомы, Максим!
- Откуда ты знаешь?!.
- Как тебя зовут? Я много чего знаю. Захочу вот - увижу тебя насквозь. Надо будет - погляжу сквозь тебя. Понял?
- Брешешь, - сказал Максим. И даже оглянулся: что такое мог бы увидеть сквозь него карлик? Там, позади, был только высокий забор из толстых почерневших досок. Плотный, без единой щелки. Этим забором был обнесен соседский огород. Огород тетки Тимофеихи.
Карлик рассердился:
- Я брешу? Эх, ты! Ничего не знаешь! Ты думаешь, что поссорился с мальчишкой Топочкой, да?
- Ну, думаю, - сказал Максим.
"Может, мне, это все-таки снится?" - подумал он, но вспомнил, что уже кусал себе палец. Откуда же карлик знает о Топочке?
- Это ж вовсе не Топочка! Это сам Топус Второй, правитель Страны Пузырей! А старуха - тетка Тимофаус. Настоящая ведьма.
Максим подумал и сказал:
- Ну, это еще может быть.
- Не может быть, а точно! Я же их знаю, я тут за ними слежу!
- Пускай. А что это еще за Страна Пузырей?
- Ты даже этого не знаешь? Тю, какой малограмотный!
- Но но, - сказал Максим. - У меня но географии пятерка.
- Э, - сказал карлик. - Мало ли чего там пишут в ваших учебниках! Ты лучше меня послушай.
Он уселся на край колодца и, болтая в воздухе ногами, начал рассказывать свою первую сказку.
ПЕРВАЯ СКАЗКА
КАРЛИКА БУЛЬБУЛЯ.
ГОРОД УДИВИТЕЛЬНЫХ ЧУДЕС
Не так далеко и не так близко отсюда, на синем озере на трех зеленых островах стоит Город Удивительных Чудес. А называется он так не зря. Потому что живут в этом городе мастера, которые все могут. Могут сшить такие сапоги, что хоть всю жизнь ходи по острым камням - не порвутся и всегда новехонькие, даже чистить не надо. Могут обыкновенную речную воду превратить в камень, наделать из нее кирпичей и построить прозрачный дом. А захотят - и сделают дом разноцветным. Да это что: они умеют заставить радугу окаменеть. Каждую вещь эти люди видят и понимают насквозь, и поэтому вещи их слушаются, оживают в их руках.
- Так это люди или колдуны? - не выдержав, спросил Максим.
Карлик обиделся.
- Во-первых, не мешай! И во-вторых, конечно, люди! Только помогает им Волшебная Искорка.
- А что это за штука?
- Ну откуда же я знаю? Мы этого еще не проходили. Это в седьмом классе будет, а я только в шестой перешел, понятно? Есть Волшебная Искорка у каждого человека, и все! Будешь ты слушать или нет?
- Буду, - сказал Максим.
Много лет назад городом правил злющий-презлющий правитель Топус Первый. Всех жителей он сделал своими рабами. Его придворные ездили на людях верхом, погоняя плеткой и шпорами. Все мастера могли работать только на правителя. То, что они делали, он забирал себе, дарил придворным, а мастерам платил ровно столько, чтобы они не умерли с голоду и могли работать на него дальше. Дворец его был похож на музей, битком набитый разными волшебными вещами.
Чтобы горожане не могли сговориться и восстать, Топус запретил им разговаривать друг с другом даже у себя дома. За любой разговор было одно наказание - смерть. Запрещено было плакать и смеяться, потому что, если плачут, значит, не довольны жизнью, а если смеются, так не над правителем ли смеются? За это на всякий случай полагалась тюрьма. Всем горожанам было приказано никогда не менять выражение лица, ходить по городу, работать и спать с одинаковыми радостными улыбками.
- Вот сволочь! - сказал Максим.
- Еще какая! - сказал карлик.
- И все терпели? Никто не пикнул?
- Сейчас узнаешь.
Жил в то время в городе один поэт. Он был очень беден, но ему было на это наплевать. Когда он оставался голодным, он только затягивал пояс, когда запрещали петь, он принимался свистеть и никого не боялся: ни Топуса, ни Слухачей, ни Шептунов, ни Тайных Стукачей.
Однажды в ясную летнюю ночь он открыл окно своей комнаты на чердаке, чтобы подышать свежим воздухом и посмотреть на крыши, которые побелели от лунного света.
Он глядел на Город Удивительных Чудес и думал о его судьбе. И вдруг у него так защипало в глазах, что далее потекли слезы. "Что-то попало в глаз", - подумал он сперва, поднес к лицу ладонь, и на нее вместе со слезой упала мягкая снежинка. Она согрелась, но не растаяла. Она начала светиться в полутьме сначала серебристым лунным светом, потом свет порозовел, стал багряным, и наконец, таинственная снежинка вспыхнула ярко, как капелька расплавленного металла!
- Волшебная Искорка! - прошептал поэт.
Он не ошибся. Огненной мушкой искра слетела с ладони поэта и упала на кончик его пера. Она продолжала светиться, и этим пером теперь можно было писать в самой черной темноте, не тратя медяков на свечи - а поэт был очень беден.
В ту же ночь он написал стихи. Слова в них были так горячи, что бумага дымилась и тлела, раскаленное перо обжигало руку, огненные змейки вспыхивали на столе, после каждой строчки приходилось тушить пламя курткой. К утру от единственной куртки поэта остались обгорелые лохмотья, бумага стала горсточкой черного и серого пепла, но слова уже к полудню знал весь город, и каждое сердце вспыхнуло от этих добела раскаленных слов.
На улицах зазвенело оружие, придворных выгоняли из дворцов, вытаскивали из карет и палками гнали по улицам. Войско Топуса не успело опомниться, как было разбито. И сам правитель еле успел убежать.
Говорят, что когда Топуса выгнали за ворота, он поклялся вернуться и жестоко отомстить. И ушел на север с остатками войска. Там, в Диких Неведомых Землях, Топус велел своим солдатам вырубить в скалах неприступную крепость, но отомстить не успел: умер.
А горожане, затворив ворота, первым делом отменили все законы Топуса и стали жить по своим, очень дружно и очень весело. Когда они узнали о смерти Топуса, беспокоиться им стало вовсе не о чем. Никто даже не вспомнил, что у правителя был сын, которо го тоже звали Топусом.
Прошли годы. Город привык жить спокойно, без всяких тревог, когда однажды с севера вернулась экспедиция, которая ходила выяснять, правда ли в Пещерной Стране живут двухголовые люди и крылатый синий дракон. Экспедиция не нашла ни двухголовых, ни дракона. Зато она выяснила, что в Диких Неведомых Землях появились какие-то невиданные люди, круглые, как шары. Одного такого человека удалось поймать. Оказалось, что он даже умеет разговаривать.
- Кто ты? - спросили его.
- Я Пузырь, - ответил он.
- И много вас?
- Нас много, - сказал Пузырь. - Тысяча или две. Мы - могучее славное племя, а правит нами великий правитель Топус Второй. Бойтесь его и нас!
С этими словами он удрал.
Диковинному известию многие не поверили. Но через несколько недель в небе над городом пронеслась большая стая Летучих Пузырей и сбросила на площадь перед зданием Совета листок бумаги, на котором было корявыми буквами написано:
"Изменники и митежники! Я вам приказываю сдаца и пакарица иначи вам будит плахая жись я вас в парашок сатру и с кишками сем и вас всех изництожу
Правитель ТОПУС II".
Тут-то, наконец, и вспомнили о сыне Топуса, которого тоже звали Топусом. За несколько месяцев перед тем он внезапно исчез из города вместе с теткой Тимофаус, не оставив никаких следов.
Бумажка всех насмешила. Но скоро стало известно, что Пузырей, действительно, очень много и становится все больше, что они сплошь заселили Дикие Неведомые Земли, что там теперь точно такие же порядки, какие были в городе Удивительных Чудес во времена Топуса I. Однако это никого не испугало. Газеты стали печатать специальную юмористическую страницу, которая называлась "Новости из Страны Пузырей". Там было уйма уморительных картинок из жизни нового правителя в его Подземном Дворце, о его придворных Олухах, Блюдолизах, Слухачах, Шептунах и Стукачах.
Словом, казалось, что нечего думать об опасности. Но совсем недавно лунной ночью произошел такой случай.
Один горожанин очень поздно возвращался домой. И вот он увидел, что по мостовой навстречу ему движется сама по себе тень Пузыря. Прохожий замер на месте. Тень тоже замерла, потом отпрыгнула в сторону, перескочила на стену дома и скачками понеслась прочь. По ее длинным ушам прохожий узнал тень Слухача.
С той поры тени Слухачей стали наведываться в город каждую ночь. Они скользили между домами, замирали против освещенных окон и просто липли к замочным скважинам.
А несколько дней назад случилось вот что.
Город Удивительных Чудес, как было сказано, стоит на трех островах, соединенных мостами. В полночь стража обыкновенно обходит мосты. Так было и в ту ночь. Город уже спал. Вода в озере была спокойна ни одна морщинка не пробегала по ней. Могло показаться, что озеро отлито из стекла. Длинная лунная дорожка бежала по нему до самой городской стены.
Часы на башнях отзвонили полночь. И тут стражники увидели в проливе тени лодок. Ни одной лодки видно не было, остроносые тени мчались сами собой, одна за другой причаливали к берегу, и там на земле возникало какое-то неясное движение. Стража подняла тревогу. Кто-то догадался бросить в воду горсть камешков. По воде пошла рябь, тени раздробились на кусочки, растаяли, и над озером пронесся чуть слышный жалобный вздох.
Тогда собрался Совет Города Удивительных Чудес, Всем было ясно, что тени пришли из Страны Пузырей, что это - разведчики Топуса. Значит, Топус к чему-то готовится. Но к чему?
И Совет решил послать в Страну Пузырей самого ловкого разведчика, который лучше всех сумеет все разузнать, - а это был карлик Бульбуль.
ВТОРАЯ СКАЗКА
КАРЛИКА БУЛЬБУЛЯ.
ЧТО ИЗОБРЕЛ ДЯДЯ КНОП
И ПОЧЕМУ БУЛЬБУЛЬ СТАЛ МАЛЕНЬКИМ
- А почему тебя? - спросил Максим. - Потому что ты маленький?
- Конечно, - сказал карлик. - И еще вот почему!
Он снял с пояса очки и помахал ими перед носом Максима. Вообще это был немножко нахальный карлик.
- Таких очков, - сказал он, оседлав ими свой нос, - больше ни у кого нет во всем городе!
Проговорив это, карлик вдруг сморщился.
- Ой! - сказал он. - Ой-ой! Топус подкатил к забору! Хочет поглядеть в щелку, что ты делаешь! Скорее посади меня в ведро и опусти в колодец. Я к тебе завтра приду, ладно?
Максим схватил его за шиворот, сунул в воду. Карлик нырнул и забулькал: буль-буль! буль-буль! Ведро с грохотом пошло вниз.
Весь день Максим думал обо всем, что увидел и услышал. Он забыл пообедать и чуть не забыл, где сам находится. Когда вечером родители пришли с работы, они удивленно переглянулись: что с мальчишкой? Подменили его, что ли?
Максим рано ушел спать, утром проснулся раньше всех, дождался, когда родители уйдут, и снова побежал на огород. Опустил в колодец ведро, вытащил - там была только вода. Снова опустил и вытащил - карлика не было.
В третий раз вытащил - опять пусто. Тогда Максим наклонился над колодцем и крикнул:
- Бульбуль!
- Тише! - отозвался тоненький голос совсем рядом. Оказалось, карлик уже сидит на краю колодца. - Я прятался, - сказал карлик. - Топус снова глядел в щелочку.
- Откуда ты знаешь? Не видно же!
- Я все вижу, - сказал карлик, нацепив на нос очки. - Я вижу, что теперь он ушел в дом есть манную кашу. Ух, сколько сахару сыплет! Горстями, горстями! Так и заболеть можно! А теперь мешает его ложкой. Полкилограмма всыпал наверняка. Вот тип! Лопнул бы, что ли! А старуха-то! По головке его гладит, волосики ему чешет. У, ведьма!
- И ты все это видишь?
- Конечно, вижу. Эти очки подарил мне дядя Кноп. Ты слыхал про моего дядю Кнопа? Ну, конечно же, не слыхал, что с тебя взять! Ладно, я тебе расскажу.
Дядя Кноп был лучшим мастером в городе и целыми днями пропадал в своей Мастерской Чудесных Вещей. А когда он выходил оттуда, все видели, что одежда его прожжена кислотами, на руках стеклянная пыль, борода подпалена то справа, то слева, а брови как сгорели однажды, так потом и не выросли вовсе.
Один раз карлик Бульбуль, который тогда был не карликом, а солидным двенадцатилетним человеком, таким, как все порядочные люди... так вот карлик Бульбуль встретил дядю Кнопа на улице и прямо спросил:
- Дядя Кноп, а что ты делаешь в Мастерской Чудесных Вещей?
Это, конечно, был невежливый вопрос. В Городе Удивительных Чудес не задают друг другу таких вопросов. Каждый имеет право заниматься, чем хочет. Но Бульбуль приходился дяде Кнопу близким родственником, то есть троюродным племянником. Поэтому дядя Кноп ответил:
- Я делал серьезную вещь, мальчик. А получился у меня вот этот пустячок - очки. Правда, если наденешь их, то сразу увидишь, с каким человеком имеешь дело - хорошим или плохим. И, кроме того, сможешь увидеть все, что хочешь, даже сквозь стены, сквозь облака, сквозь землю, но только на расстоянии в тысячу шагов.
- Как здорово! - воскликнул Бульбуль.
- Нет, - ответил дядя Кноп. - Тысяча шагов - очень мало. Если хочешь, могу подарить тебе эту игрушку. Только будь хорошим и пользуйся ею очень осторожно. Не то она принесет тебе вред.
Больше дядя Кноп ничего не сказал. На этом они и расстались. Бульбуль послушался дядю Кнопа. Он не пользовался очками для пустячных дел. Он надевал их только в случае крайней необходимости. Если, например, мать так ловко перепрячет банку с вареньем, что иначе ее никак не найдешь. Или когда играл с ребятами в прятки. Еще надевал он очки в школе, ведь в них можно было читать учебники издали, когда тебя, например, вызовут к доске. Учителя удивлялись памяти Бульбуля и очень жалели, что у него так плохо со зрением. Конечно, это от усиленных занятий, считали они. Словом, то были отличные времена. Бульбулю очень хотелось поблагодарить дядю Кнопа за подарок, но тот теперь вовсе не показывался на улицу. Наверное, чудак делал новые очки, еще чудеснее прежних.
Но вот, как-то пробегая мимо тумбы с афишами, Вульбуль заметил на ней такое объявление:
"ГРАЖДАНИН КНОП ПРИГЛАШАЕТ ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ
ЗАЙТИ К НЕМУ В МАСТЕРСКУЮ СЕГОДНЯ ВЕЧЕРОМ".
Это означало, что дядя Кноп изобрел что-то очень нужное и интересное. Бульбуль побежал дальше, размышляя на бегу, что бы такое это могло быть. Он так и не догадался, но решил, что непременно придет.
В этот день на Южном Острове ученые начинали раскапывать какие-то старинные развалины, и Бульбуль очень увлекся, указывая им места, где спрятаны клады. Он отлично видел эти клады сквозь землю, потому что надел очки. Но ученые не хотели ему верить и в конце концов сказали ему, чтобы он убирался и не надоедал. Только тут Бульбуль вспомнил о вечернем собрании в доме дяди Кнопа. Он помчался домой. Дома никого не было. Отличный случай без помех пошарить в кладовой! Когда Бульбуль вылез оттуда, идти к дяде Кнопу было уже неловко: слишком поздно. Впрочем, какое это имело значение для человека, у которого лежат в кармане чудесные очки! Бульбуль надел очки, сел в любимое папино кресло и пожелал увидеть мастерскую дяди Кнопа.
Там собралось очень много народу. Дядя Кыоп стоял у стола, держа в руках стеклянную пробирку. Он продолжал начатую речь:
- И получилась вот такая жидкость, - говорил он. - Если смочить ею всю поверхность любой вещи, то эта вещь сразу уменьшится во много раз. Смотрите, как это делается.
Он взял комочек ваты, опустил его в пробирку, потом вынул его пинцетом и стал натирать ваткой большой стеклянный глобус, который стоял на столе. Бульбуль ахнул: ему показалось, что глобус вдруг лопнул и исчез. Но дядя Кноп обернулся к людям, сидящим в мастерской, и показал им на ладони маленький стеклянный шарик. Вот во что превратился глобус!
- Здорово! - заорал Бульбуль и рванулся к столу, позабыв, что он сидит у себя дома один-одинешенек, а мастерская дяди Кнопа - на соседнем квартале.
- А для чего это может пригодиться? - спросил кто-то у дяди Кнопа. Бульбуль немножко успокоился и опять навострил уши.
- Да мало ли зачем! Вот часовым мастерам, например, теперь будет легче делать самые мелкие детали. Очень просто: сделай большую, смочи этой жидкостью, и она станет как раз такой, какой нужно. Можно делать часики с булавочную головку! А всякий точный инструмент...
Ему не дали договорить: все захлопали в ладоши. И карлик Бульбуль в своем кресле тоже, конечно, похлопал. Но дядя Кноп всех остановил.
- Погодите, - сказал он. - Еще не все. Правда, я еще не знаю, для чего это может пригодиться, но вот посмотрите сами.
Он поставил на стол клетку, в одной половине которой сидела, забившись в угол, мышь, а в другой - здоровенная кошка. Кошка царапала когтями проволочную сетку, которая мешала ей схватить добычу.
Дядя Кноп просунул в клетку маленькое блюдечко с жидкостью, налитой из пробирки. Кошка подбежала, лизнула - и вдруг стала маленькой-маленькой - меньше мышки! Дядя Кноп убрал проволочную сетку. И теперь кошка, еще недавно такая грозная, стала жаться в угол клетки, боясь огромного невиданного зверя - усатой мыши. А мышь прошлась по клетке, остановилась возле кошки, подозрительно обнюхала ее, подошла к блюдечку, лизнула и, став величиной с горошину, снова увидела огромную страшную кошку, бросилась прочь. Хорошо, что кошка не успела опомниться, а дядя Кноп вовремя опустил между врагами проволочную сетку.
- А приготовить эту жидкость очень просто, - сказал он и начал диктовать собравшимся рецепт. Бульбуль тоже записал его. У него сразу возникла в голове блестящая мысль.
- Поиграю-ка я с ними в прятки, - сказал он себе, - Пускай они меня поищут!
Это он о родителях говорил.
А надо сказать, что каждый дом в Городе Удивительных Чудес - это настоящая лаборатория. И чего-чего там только нет! То есть нет ничего, чего бы там не нашлось. Бульбуль взял пробирку, отвесил на весах все вещества, о которых говорил дядя Кноп, перемешал их, высыпал в пробирку, влил в нее, сколько надо, воды, взболтнул, подождал, когда все растворится, и, ни чуточки не задумываясь, сделал глоток. Тутто он и попался!
Он увидел, что сидит на широкой ворсистой равнине в крупную клетку, а позади и с боков поднимаются крутые гладкие холмы - тоже в клеточку - спинка и подлокотники. Самому себе он стал ростом по колено! Бульбуль заплакал, шагнул и полетел в пропасть,
Но ему повезло. Во-первых, упал он на пушистый ковер и поэтому остался цел. Во-вторых, вскоре домой пришли отец и мать. Мать залилась слезами, а отец взял карлика на руки и понес к дяде Кнопу.
- Ай-яй-яй! - сказал дядя Кноп, покачав головой. - Я же говорил тебе: слишком ты любопытен. Что ж, ничем сейчас не смогу помочь. Жди, пока не изобрету такую жидкость, которая снова сделает тебя большим.
Он до сих пор ее изобретает. Говорит, что уже скоро изобретет. Поэтому карлик унывать не собирается. Подумаешь, чего страшного, что он маленький. Зато такой полезный! Никто не смог бы пройти незамеченным через всю Страну Пузырей, добраться до самого тайного убежища Топуса в Стране Обыкновенной, вести наблюдения за ним, за теткой Тимофаус и так много узнать.
- И что же ты узнал? - спросил Максим.
- Я узнал, - сказал карлик, - я узнал, откуда взялись Пузыри. Я знаю, что задумал Топус. И знаю еще одно: берегись, Максим! Топус хочет тебе отомстить. Только они здесь еще не закончили свои дела. Закончат, а тогда, перед тем, как удрать отсюда... Одним словом, берегись, если увидишь тень! Пока!
Он нырнул в ведро и скрылся. И снова Максим ждал его до утра. Он и верил и не верил карлику. И то с опаской оглядывался, не появилась ли поблизости какая-нибудь подозрительная тень, то вслух смеялся над своими страхами.
Наутро, когда Максим пришел к колодцу, карлик уже его там поджидал, очень встревоженный, с очками на носу.
- Топус хочет поскорей расправиться с тобой, - сказал он.

Максим в стране приключений - Самсонов Юрий Степанович => читать онлайн книгу далее

Комментарии к книге Максим в стране приключений на этом сайте не предусмотрены.
Было бы прекрасно, чтобы книга Максим в стране приключений автора Самсонов Юрий Степанович придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете порекомендовать книгу Максим в стране приключений своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Самсонов Юрий Степанович - Максим в стране приключений.
Возможно, что после прочтения книги Максим в стране приключений вы захотите почитать и другие книги Самсонов Юрий Степанович. Для этого зайдите на страницу писателя Самсонов Юрий Степанович - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Максим в стране приключений, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Самсонов Юрий Степанович, написавшего книгу Максим в стране приключений, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Максим в стране приключений; Самсонов Юрий Степанович, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно