ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Новаш Наталия

Про собачку Жулю из рода Чи-Хуа-Хуа


 

На этой странице выложена электронная книга Про собачку Жулю из рода Чи-Хуа-Хуа автора, которого зовут Новаш Наталия. В электроннной библиотеке LitKafe.Ru можно скачать бесплатно книгу Про собачку Жулю из рода Чи-Хуа-Хуа или читать онлайн книгу Новаш Наталия - Про собачку Жулю из рода Чи-Хуа-Хуа без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Про собачку Жулю из рода Чи-Хуа-Хуа равен 13.72 KB

Про собачку Жулю из рода Чи-Хуа-Хуа - Новаш Наталия => скачать бесплатно электронную книгу



TaKir
Наталия Новаш
Про собачку Жулю из рода Чи-Хуа-Хуа

Сказка
Историю нашей собаки мне рассказала старшая сестра Люська, когда я был еще совсем маленьким, а Жуля — и вовсе несмышленым щенком. Люська выпросила его у одной старушки в Родошковичах во время лыжного похода. А если точно — случилось это в прошлом году. В старый Новый год, как сейчас помню: скукота была, кампик глючил, и тут Люська вернулась, да еще с собакой! Сперва скрывала о ней всю правду, но меня не проведешь! Ни секунды не верил, что щенок — дворник. Он рычал на меня, как на кость, которую дала бабушка. «Надо же! — удивился я. — Слышит, что меня зовут Костей, и думает, что я — косточка! Вот он — собачий ум!»
С тех пор я перестал обижаться и стал ждать, когда собака вырастет в овчарку.
— Овчарка моя, ко мне! — звал я, показывая кусочек сахара, и она всегда отзывалась, поэтому не вздумайте говорить, что Жуля — простая дворняжка. Эту глупость никто уже не повторяет у нас в семье с тех пор, как все узнали, кто такая Жуля на самом деле. Правда, не поверите — от кого! От бабушкиной Музы Петровны. Я б и сам не поверил, не услышь собственными ушами, потому что в голову не придет, что от этой Музы Петровны можно что-нибудь стоящее узнать. Накрашена и разодета, как всякие мамины подружки, а поучает бабушкиных учительниц-пенсионерок, точно сама — не меньше, чем директор школы. Хоть с виду — просто баба-яга с модной прической. Люська сказала, что это шиньон. Как-то раз за столом Муза Петровна сняла его, осмотрела, потрясла над тарелкой рыжими локонами, заплетенными в мелкие косички, и опять прицепила на затылок, наверное, она и вправду директор школы, потому что все бабушкины учительницы, покраснев вежливо отвели глаза в сторону, сделав вид, будто ничего не заметили. Вот эта-то Муза Петровна пришла к нам на Новый год и, не успев поздороваться, воскликнула, застыв в дверях:
— Ах!… И у вас китайская собачка! Я знаю, это чи-хуа-хуа. У моей внучки такая же. Щенка привезли из Китая за бешеные деньги!
Я помчался к Люське спросить, что такое хуа. Та, не отворачиваясь от мольберта, пробурчала что-то о древнекитайской династии. Ей было не до меня.
Вообще-то Люська совсем на похожа на художницу. Скорей, она напоминает учительницу своим важным видом и вечно задранным кверху носом. Волосы закручены узлом на макушке, на носу — очки. А взгляд! Что вы, что вы! Ни дать ни взять — строгий профессор-всезнайка. Хотя по правде так оно и есть. Она знает всякие загадочные истории и самые интересные на свете сказки, которые больше ни от кого не услышишь. Папа называет Люську «наш барон Мюнхаузен». Но я с этим категорически не согласен. Всем известно, что знаменитый врун выдумывал свои истории, Люська же голову дает на отсечение, что в ее историях — лишь чистая правда. Правда теперь, когда у нее на носу экзамен, Люська редко что-то рассказывает, даже в Новый год, когда все нормальные люди смотрят телевизор, она рисовала свои натюрморты-вытерморды, как я называю ее картины, когда сержусь. Ей было не до великой китайской тайны, и я решил пойти на хитрость. Как только сестра вышла из комнаты перехватить что-нибудь вкусненькое за праздничным столом, я засунул ее кисть себе за пазуху.
Прожевав кусок торта, Люська сразу все раскусила:
— И ты считаешь, эта презренная кисть заставит меня раскрыть самую великую тайну в мире? — усмехнулась она с загадочной миной.
— А ты забыла, как пытают каленым железом в подземельях лукавого Карабаса? — передразнил я противным голосом ее дружка Пашки. — Дрожи, бледнолицая! Черная рука крадется в твою комнату из прихожей.
— Ну что ж, — согласилась Люська. — Только по справедливости. Ты мне — кисть, я тебе правду. А она заключается в том, что наша Жуля происходит из древнего рода инопланетных существ, прилетевших в Китай в незапамятные времена.
— А что такса хуа? — спросил я.
— Ну, — попробовала замять Люська, — была такая река в древнем Китае, которым правил император Хуанди.
— А что означает чи-хуа-хуа?
Сестра поняла, что ей не выкрутиться просто так, и вздохнула.
— Что ж, — сказала она еще раз. — Хочешь правду — отдавай кисть.
Я достал ее из-за пазухи, но крепко прижал к груди и молча смотрел на Люську. Она кивнула.
— Итак, надпись на бамбуковых дощечках, расшифрованная великим магом Крипоталамусом, гласит, что великий император Хуанди был небесным странником, прилетевшим на землю в космическом корабле. Он привез с собой трех инопланетных существ — Чи, Хуа и Хуа-вторую, которую люда похитили у Хуанди, когда он покинул страну. Китайцы вырастили детенышей Хуа-второй и стали называть их собаками. Это были разумные существа. Но никто не знал инопланетного языка, на котором Хуанди разговаривал со своими любимцами, и скоро сами собаки забыли свой язык. Тайна эта навеки покрылась мраком.
— И все? — спросил я со слезами в голосе и крепко-крепко прижал к себе кисть. — Люся! А поподробней — нельзя?
Драться со мной Люське не хотелось. Она удобно устроилась на диване и опять тяжело вздохнула:
— Ну, что ж, говорят, бог троицу любит. Начнем с того, что Хуанди был не только отважный путешественник, но и страстный любитель природы, а собачки — Чи, Хуа и Хуа-вторая очень его любили. Вот Хуанди и взял их с собой в космический корабль, когда пришла пора отправляться в путешествие. Они уже не в первый раз странствовали с хозяином.
Рано утром корабль приземлился на берегу реки. Река оказалась желтой, как одно-единственное солнце над головой. Земля была красной, а все остальное — такое же, как и во всех мирах: трава на лугу — мягкой и шелковистой, цветы — разноцветными, а воздух — прозрачным и таким чистым, что после духоты корабля не верилось, что это не сон. Воздух хотелось пить. В нем было все — пьянящий аромат цветов и жужжание пчел, шум леса, росшего на склонах гор, и запах сосен, и звон ручья, который сбегал по камням с живописных скал.
«Как здесь чудесно! — сказала маленькая Хуа. — Давайте останемся тут навсегда! Зачем возвращаться в душный железный город?
— Где же мы будем жить? — спросил Хуанди.
— Да можно просто под открытым небом! — ответили его друзья. — Ведь тут так тепло. А в дождь мы спрячемся в космическом корабле.
Самому Хуанди тоже не хотелось улетать. Но и оставаться в этом прекрасном месте не позволяла совесть. Ведь Хуанди всегда помнил: жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно стыдно… А здесь, на этой чудесной планете он поневоле провел бы оставшуюся жизнь совершенным бездельником, поскольку по складу своего характера мог бездельничать на лоне природы сколь угодно долго… Это-то и огорчало Хуанди, который со дня на день откладывал свое решение.
Однажды лентяй-Хуанди разгуливал на берегу реки, наблюдая за серыми цаплями, и тут заметил в камышах маленького голого человека. Тот сидел на песке и, сложив лодочкой маленькие ладони, пил из них речную воду. Кожа мальчика была желтая, волосы — черные, а глаза со страхом и любопытством следили за Хуанди, пока тот подходил все ближе и ближе. Хуанди дружески улыбнулся, протягивая конфетку — любимое лакомство своих собачек, но ребенок вприпрыжку умчался прочь. Догнать его удалось на крутом берегу, где было множество вырытых в песке пещер.
Ребенок юркнул в одну из них, но через минуту высунулся наружу взглянуть на Хуанди.
Так они перемигивались некоторое время, а потом подружились.
Вечером Хуанди решил обрадовать своих друзей-собачек.
— Мы остаемся на этой планете! — объявил он. — У нас тут появились друзья.
— И надолго мы остаемся? — без радости спросили собачки, начиная чуть-чуть ревновать к тем, кого Хуанди назвал друзьями.
— Наверное, это займет лет сто… — подумав, ответил он. — Здешние люди живут в пещерах,
их жизнь убога. Их надо многому научить.
— Чему ты их собираешься научить? — строго спросила маленькая Хуа.
— Я хочу, чтобы они умели строить дома, ковать железо… и делать из него машины и разные полезные вещи…
— Понятно, — прервала маленькая Хуа, — и когда-нибудь они построят город? Такой, из которого мы улетели?
— Построят, — согласился Хуанди. — И он будет ничуть не хуже.
— Но зачем? — спросила маленькая Хуа. — Ведь, если честно, их теперешний мир сейчас лучше нашего в тысячу раз!
Хуанди подумал и согласился. Этот мир и вправду был намного лучше, чем тот — душный, железный, пыльный, из которого все они с радостью умчались на космическом корабле.
Пришлось также согласиться, что кое-чему и не следовало учить людей. И все же Хуанд многое им открыл. Проще сказать, чему он их не научил. Не научил делать из железа опасные летающие машины, зато показал, как приспособить деревянное колесо к повозкам из бамбука. Не рассказал, для чего служит порох, но надоумил сделать летающие ракеты для веселого фейерверка и красочного салюта. Не сказал, что и хлопок, необходимый для фейерверка, можно использовать как взрывчатку, а научил китайцев ткать из него материю и шить одежду. Не объяснил, как делать оружие, зато приказал построить защитную стену, неприступную для врагов, которая была так велика, что видна с луны. Научил строить дома не только из камня, дерева или бамбука, но и из обычной глины, смешанной с сухим кизяком, ведь до этого люди жили в пещерах или просто в ямах. Но главной заслугой Хуанди было то, что он научил людей мастерить игрушки. И какие! Это были поющие дудочки и флейты, игравшие сами собой, заводные говорящие куклы и качающие головами болванчики, так напоминавшие роботов, которых Хуанди хотел подарить людям! Но его благоразумные товарищи Чи Хуа и Хуа — запретили ему сделать это…
Сто лет прожил так Хуанди. Образовалось целое государство, а его самого стали называть Хуан-Ди, что начало означать по-китайски: властитель земли — или попросту императором. Хлопот прибавлялось, скуки становилось все больше, а проку из этого — все меньше. И тогда ему все надоело. Он позвал слуг, которых тоже делалось все больше, и велел им готовить корабль в обратное путешествие. Снаружи поскребли ржавчину, внутри вытерли пыль и смазали кое-какие двери лучшим конопляным маслом — на большее слуги были не способны.
После этого Хуанди велел готовить собачек к долгому путешествию: поместить в маленькую холодильную комнатку и усыпить специальным газом. Вот тогда-то и начали просить китайцы, чтобы Хуанди оставил им хоть одну из его удивительных зверушек, так полюбившихся им за сто лет.
— Я бы с радостью сделал вам такой подарок, — сказал Хуанди. — Но как представлю, что с одной из них придется расстаться, сердце обливается слезами! Не знаю, что тут придумать!
Он даже заплакал, сказав это, и люди, глядя на него, тоже очень расстроились и принялись размышлять: как им оставить у себя собачку и при этом не огорчить Хуанди.
И вот уже вычищена и вымыта была маленькая комнатка в корабле, и холодно в ней стало, как в холодильнике. Вот уже готовы были три маленькие кроватки под колпаками, сделанные самым искусным плотником, а жена плотника застелила их белоснежными простынками из лучшего в мире шелка. И тут плотник и его жена, у которых не было детей, решились похитить маленькую Хуа — любимицу самого Хуанди, и им самим особенно приглянувшуюся из всех трех для этого они позвали лучшего мастера игрушек, обученного самим Хуанди, и попросили его сделать игрушечную собачку, неотличимую от настоящей.
Никому больше не сказали плотник с женой о своей хитрости, опасаясь, как бы это не дошло до Хуанди. Перед самым отлетом он покормил собачек их любимым урюковым лакомством и велел жене плотника усыплять их сладким маковым пирогом, а сам отправился в последний раз погулять по городу.
Жена плотника уложила двух спящих собачек в кроватки под колпаками, а вместо третьей, маленькой Хуа, положила точь-в-точь такую же, только сделанную мастером игрушек.
Хуанди вошел в корабль, посмотрел на спящих собачек и, не заметив подмены, навсегда улетел с Земли.
Вот так в Китае появились маленькие собачки чи-хуа-хуа.
Сказка вторая
Как маленьким собачкам породы Чи-хуа-хуа объявили войну, или отчего коты не любят собак и почему Жуля обожает валяться в навозных кучах
Вторую сказку Люська рассказала мне на старый Новый год. Все как раз отмечали праздник по второму разу, а ей понадобилось нарисовать кисть моей руки. Ничего не поделаешь, школа у них такая. То руку зададут рисовать, то ногу… Ухо, кажется, еще не проходили. Пусть бы задали ухо — чего проще! Сиди себе вполоборота. Не то что стой с протянутой рукой. Но я всегда и на все готов — лишь бы рассказывала.
На этот раз Люська разрешила мне сесть, а руку просто положить на колено.
— Случилось это еще в те времена, — начала она, — когда Хуанди со своими друзьями жил на Земле, в городе, построенном по его собственному проекту. Но это был совсем не тот город, из которого все они с радостью улетели на космическом корабле. Ни одной металлической детали, даже дверных медных ручек и железных замков не было в этом городе. Каждый дом был произведением искусства. Строили эти дворцы из дерева и красивого камня трудолюбивые китайские мастера.
Однажды Хуанди гулял по городу со своей любимой собачкой, второй Хуа. Они шли мимо резных деревянных дворцов, мимо мраморных храмов и чудесных пагод. Но путь их лежал на окраину, где стояли домики из глины и кизяка. Был и такой район в этом городе, и жили здесь бедняки-лентяи. Они предпочитали днями валяться на камышовых циновках и плевать в потолок, не утруждая себя постройкой настоящего дома, и поэтому лишь наспех лепили свои убогие хижины из того, что было под рукой.
Хуанди никогда не заставлял их работать. Он считал, что силой ничего хорошего не добьешься. А труд из-под палки все равно не принесет результатов.
Хуанди также никогда не наказывал лентяев. И другим всегда запрещал их наказывать и обижать. Заступался за них, потому что считал: больше, чем они себя наказали сами, их никто уже наказать не сможет… Но у лентяев были дети, которые жили в бедности и даже нищете. Поэтому Хуанди обязательно приходил к лентяям на Новый год и приносил им замечательные подарки — искусно сделанные игрушки, самые красные яблоки и самые сладкие мандарины, мастерски сотканные коврики и хитро сработанные вещицы — в надежде, что детям лентяев тоже зах х под потолком. Сам кот-атаман уселся посреди храма на самой большой разрушенной колонне из сталактита и сказал:
— Видите этот храм? Люди его забыли. Он заброшен и никому не нужен, потому что Хуанди научил людей строить город. И город лучше, чем этот храм.
В городе у нас появились враги. И люди любят их больше, чем нас. Мы должны объявить им войну и победить, иначе нас тоже забудут и настанут для нас тяжелые времена — люди поймут, что мы не нужны им. Кто будет тогда нас кормить?
— Ордой пойдем на этих выскочек! — завизжали коты.
— Загрызем их! Переловим всех, пока их мало! Сила в наших когтях!
— Долой Хуанди! Это он пустил к нам врагов!
Но как было все это провернуть? Ведь люди успели полюбить собачек и самого Хуанди — он сделал их жизнь лучше и интересней! Собачки жили во дворе императора и охранялись стражей. И потом: надо было действовать тайно — чтобы люди не смогли узнать, какие коты коварные и жестокие на самом деле.
— Я все продумал, — успокоил кот-атаман. — Иначе б вас не собрал. У меня есть план.
Коты замерли в нетерпении, изготовясь отцарапать на полу когтями кой-какие заметки, чтобы не забыть детали.
— Ничего не писать! — приказал атаман. — Все секретно. Попробуйте хоть раз в жизни, в минуту смертельной опасности, поработать мозгами.
Коты тотчас убрали когти и мягкими лапками стали поглаживать по земле, представляя, как они гладят людей, когда выманивают для себя лакомые кусочки.
— Да перестаньте ж урчать! Вы сейчас не на службе! Приберегите это для тех, кто считает себя вашими хозяевами!
Наступила мертвая тишина.
— Собачки живут во дворце, — сказал атаман. — Крыша сделана из тоненьких деревянных планочек, составленных в хитрый узор. Дерево легко прогрызть. Надо только найти то место на крыше, под которым находится комната собачек, и незаметно проделать множество тайных дырок.
Когда проходы будут готовы, в назначенный день мы обрушимся грозной лавиной на головы наших врагов.
— Но как же мы это сделаем? — затосковали коты. — Нужно залезать на крышу. А кругом стража. И каждый задаст себе вопрос: а чем же мы там занимаемся? Не станешь же прогрызать дырки среди бела дня.
— Я знаю старое дерево, которое кладет свои ветки на крышу дворца, сказал атаман. — Каждую ночь мы будем тихонько пробираться на чердак по его ветвям и делать свою работу.
И уже на следующую ночь коты взялись осуществлять свой план. Но они не знали самого главного — не знали, что у собачек хороший нюх.
В первую же грозовую ночь, когда крыша стала трещать над головами у собачек, маленькая Хуа-вторая сказала своим друзьям:
— Я знаю, чем тут пахнет! Я очень хорошо понимаю, чья это работа! Она сразу почуяла запах мышей и крыс, которыми питался кот-атаман.
Снова раздался гром, и крыша еще сильней затрещала.
— Нас хотят провести, как каких-нибудь глупых мышек! — сказала маленькая Хуа. — Мы должны дать отпор!
Потихоньку пробравшись на крышу дворца, собачки увидели не только кота-атамана, но целое кошачье войско, занятое безобразным делом.
Собачки поняли, что им грозит нешуточная опасность. Сказать об этом Хуанди? Нет, они побоялись, что он просто-напросто посадит их в свой корабль и тотчас увезет с Земли, подальше от опасного места.
Рассказать обо всем друзьям Хуанди? Но он строго-настрого запретил собачкам разговаривать с людьми на человеческом языке. Чего доброго начнут болтать на чужом — и забудут свой собственный.
И тогда маленькая находчивая Хуа жестами заманила на крышу дворца одного из лучших друзей Хуанди. Чи и Хуа-первая тоже отправились следом по лестнице на чердак.
Когда наступила ночь, коты поднялись по ветвям на крышу и продолжили свою гнусную работу. Человек понял, что собакам грозит опасность. Он перевел любимцев Хуанди в дальний флигель дворца, а в опустевшей комнате устроил засаду — поставил стражников с плетками и метелками.
И вот, когда все было готово и наступил долгожданный злодейский день, коты хлынули лавиной в комнату собачек. Но их ждала там не добыча, а плетки и метелки стражи. Котов прогнали через все комнаты дворца и с позором выставили за двери.
С тех пор коты дерутся с собаками.
И с тех пор у собак осталась таинственная привычка копаться в навозных кучах, а иногда какая-нибудь из них так вываляется в навозе, что хозяева только диву даются.
И собаки, как их ни наказывай, ни за что не хотят избавляться от этой дурной привычки… Быть может, они вспоминают то далекое время, когда их предки вместе с Хуанди разносили подарки детям лентяев, которые жили в хижинах, сделанных из кизяка.
Сказка третья
О том, как английская королева получила собачку Чи-хуа-хуа, или о том, откуда у нас появились маленькие собачки
Эту сказку Люська мне рассказала в первый день летних каникул. Друзья из класса разъехались — кто в деревню, кто на Канары. Остальные ходили в школьный лагерь. Я скучал без дела. На компьютере не поиграешь — папа стер «Фараона», потому что эта игра занимала много памяти, а в другие — не хотелось. Лежал на диване и разглядывал свой портрет на стене. Это меня Люська намалевала. Еще в прошлом году. В школьной тетради по рисованию.
Люська — хоть и большая задавалка, а хорошо рисует. Всем в классе тогда понравился мой портрет.
— Ты тут, Костя, совсем как живой! — сказала учительница, и мне так захотелось ее спросить: «А я, что — мертвый?»
А может, училка по ИЗО догадывалась: попозируешь пять минут и измучаешься до смерти, так что мама родная потом на портрете не узнает. Думаете, это легко? Попробовали бы сами, тогда б узнали, какая это работа. Скажут тебе: сядь на стул и голову откинь назад, да прямо сиди, да подбородок — повыше! И руки положи на спинку кресла. Кажется, чего проще? Но попробуй только пошевелиться! Думаешь, что сидишь целый час, а всего каких-нибудь три минуты. Спина сразу заболит, руки так и нальются тяжестью, шею заломит, а ручки кресла врежутся, как кандалы.
Или скажет Люська: встань и вытяни руку вперед. Очень любит рисовать мою руку. Так попробуйте постоять с протянутой рукой хоть пять минут! Посмотрим, как это у вас получится.
В нашей семье дураков нет. Все знают, что такое позировать. Люська уж и просить перестала. Только я — всегда готов! А если выясню, что у сестры на носу экзамен, — бегом к ней и так ласково говорю:
— Люсечка! Хочешь, я тебе попозирую? А ты тем временем порассказываешь…
Стоит ли говорить, что Люська всегда милостиво соглашается. Иначе не было бы никаких сказок о Хуанди, и нечего было бы мне сейчас вам рассказывать про трех инопланетных собачек.
Вот и тогда, в первый день летних каникул: слышу, Люська по телефону болтает, про какой-то экзамен, и кричу с дивана:
— Люся! Может, тебе что порисовать надо?
Оказалось, надо. Только, к сожалению, не ухо — я все жду, когда его зададут! Тут потрудней — требовалось порисовать мой профиль.
Усадила меня сестра на стул, взяла в руку карандаш и сказала:
— Знай: зашевелишься — сказке конец!
Надо ли говорить, что я готов был просидеть в этой позе хоть целый вечер! Лишь бы рассказывала.
— Если помнишь, — начала Люська, — мы остановились на том, что небесный странник Хуанди улетел восвояси вместе с собачками.
Хуанди покинул Землю на космическом корабле, и китайцы стали выбирать себе других императоров. Но все они никуда не годились. Поэтому и город, который был им построен, постепенно пришел в упадок.
И все вообще вышло совсем не так, как рассчитывал, улетая, Хуанди. Он-то надеялся: без него его подданные одумаются. Оставшись одни, станут выполнять законы, которым он научил, и поймут, что император-то вообще не нужен.
Но в жизни все бывает наоборот. Враги разрушили Великую стену, и все пошло из рук вон плохо. Счастье еще, что завоевателям сразу понравились китайские законы. С их помощью можно было управлять и армией собственных воинов, с которыми всегда хватало проблем. Поэтому завоеватели с радостью объявляли себя новыми китайскими императорами, а своих воинов-победителей делали китайцами. К несчастью, лихие кочевники не сразу делались так мудры и трудолюбивы, как питомцы Хуанди, получившие инопланетное воспитание. Поэтому императорам приходилось применять силу, а для этого — содержать многочисленную армию и все больше чиновников… Жизнь простых китайцев делалась все трудней, хотя сами новые императоры по-старому припеваючи жили во дворцах и по-прежнему любовались маленькими собачками породы Чи-хуа-хуа — потомками любимицы самого Хуанди, маленькой Хуа-второй.
Скоро все китайцы от мала до велика так полюбили этих собачек, что запрещено было не только вывозить их в другие страны, но даже показывать иностранцам.
Но рыба всегда гниет с головы. Один китайский император был очень хвастливым. Больше всего на свете он любил, чтобы ему завидовали другие. Только этим он отличался от всех предшествующих правителей.
Однажды хвастливый император решил устроить грандиозный фейерверк в своем императорском парке и пригласил на праздник иностранных послов. Сад был украшен разноцветными фонариками, яркими гирляндами и пестрыми шелковыми флажками.
Когда стемнело, гостей рассадили на берегу пруда на бамбуковых стульях и резных деревянных кушетках, и император приказал палить из пушек. Грянул гром. Охапки разноцветных молний взвились в небо, превратились в огненных змей и с шипением устремились вниз, но сгорели, не долетев до земли.
Шары огня рассыпались мерцающим дождем. Букеты красных, лиловых, желтых и зеленых звезд вспыхивали в небе, и, разлетаясь, огненные звезды отражались в черной воде пруда.
Иностранцы очень перепугались, они подумали, что это горит небо и сама вода. С криками жены послов повскакивали со своих мест и, опрокидывая легкие бамбуковые стулья, начали спасаться бегством в страхе, что пылающие в небе звезды начнут падать на их прекрасные бальные платья из лучшего китайского шелка.
Тогда, довольный эффектом, император стал смеяться и успокоил гостей. Осмелевшие гости пришли в себя и принялись изумляться и восхищаться, выпытывая секрет фейерверка, которого никогда не видели. Ведь они даже не знали, что такое порох.
Тщеславный хвастун объяснил им устройство ракет и был чрезвычайно доволен, что удивил гостей. Ему и в голову не могло прийти, что хитрые иностранцы быстро смекнут, как использовать порох в ружьях и пистолетах, и тогда уже никакая стена не спасет его императорскую династию.
Но и этого было мало хвастливому императору. Чтобы совсем уж сразить наповал гостей, он решил показать им своих собачек.
В то время в мире были известны огромные волкодавы, овчарки и сторожевые псы, а таких вот прелестных крошек породы чи-хуа-хуа никто отродясь не видел. Английский посол был особенно восхищен и вскоре рассказал обо всем своей любознательной королеве.
Английской королеве до смерти захотелось получить такую игрушечную крошку из породы чи-хуа-хуа. Она тотчас же отправила своего посла обратно в Китай. Но китайцы наотрез отказались продавать собачку. И даже подарить не пожелали.
Тогда королева приказала ее похитить.
Хитрый посол подкупил слугу, который кормил собачек, и узнал, что больше всего на свете они любят обыкновенный шоколад.
Не мешкая, посол подкупил второго слугу, который купал и охранял собачек, и от этого слуги узнал, что те бегут на свист. За мешочек золота китаец научил английского посла секретному свисту, каким подзывали собачек, чтобы угостить шоколадом.
Выяснив все, что нужно, посол решил похитить одного из щенков во время очередного фейерверка. Но ближайшим был музыкальный праздник, на котором иностранцы не хотели показываться, потому что совершенно не понимали китайской музыки. Один только английский посол напросился сам и заранее выписал себе пропуск. Потом он подговорил первого слугу вечером не кормить собачек, а второго — оставить открытой дверь в их комнату.
В день музыкального праздника англичанин надел специально сшитый по такому поводу широкий-преширокий камзол с большим вырезом на груди и потайными карманами и один из них доверху набил шоколадом.
После фейерверка заиграл оркестр. Многочисленные цимбалы, флейты, гонги, литавры и тыквы-горлянки издавали странную музыку. Гости вежливо слушали с кислым видом, и только на лице английского посла была блаженная улыбка.
Когда музыканты решили передохнуть, все гости разбрелись по комнатам императорского дворца, а сам император отправился танцевать под музыку своего оркестра, посол прокрался по коридору к комнате собачек и свистнул условным свистом. И щенки, и взрослые чи-хуа-хуа, почуявшие шоколад, радостно бросились навстречу.
Оба слуги-китайца молча стояли в сторонке и с вежливыми улыбками то и дело кланялись иностранцу, позволяя ему насладиться общением с собственными любимцами. Им и в голову не могли прийти коварные замыслы англичанина, которому без труда удалось посадить за пазуху сразу двух очаровательных собачек.
Сказавшись больным, он срочно покинул дворец, вскочил на коня и помчался к границе, везя своей любимой королеве замечательный подарок. А когда утром узнали о похищении бесценных императорских собачек, и стража бросилась к воротам дворца, посол был уже далеко за китайской стеной.
Он благополучно доставил в свою страну уникальных существ, которые сразу же стали любимцами ее королевского величества. В отличие от китайского императора щедрая королева дарила их направо и налево своим подданным и друзьям во все культурные и просто сопредельные страны. Щенков развелось столько, что надо было куда-то девать это многочисленное потомство! Не тратить же на них деньги налогоплательщиков из королевской казны.
Так — благодаря щедрости скупой английской королевы — эти замечательные умненькие и преданные собачки расселились по всему свету и во всех уголках земли нашли себе любящих хозяев.


Про собачку Жулю из рода Чи-Хуа-Хуа - Новаш Наталия => читать онлайн книгу далее

Комментарии к книге Про собачку Жулю из рода Чи-Хуа-Хуа на этом сайте не предусмотрены.
Было бы прекрасно, чтобы книга Про собачку Жулю из рода Чи-Хуа-Хуа автора Новаш Наталия придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете порекомендовать книгу Про собачку Жулю из рода Чи-Хуа-Хуа своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Новаш Наталия - Про собачку Жулю из рода Чи-Хуа-Хуа.
Возможно, что после прочтения книги Про собачку Жулю из рода Чи-Хуа-Хуа вы захотите почитать и другие книги Новаш Наталия. Для этого зайдите на страницу писателя Новаш Наталия - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Про собачку Жулю из рода Чи-Хуа-Хуа, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Новаш Наталия, написавшего книгу Про собачку Жулю из рода Чи-Хуа-Хуа, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Про собачку Жулю из рода Чи-Хуа-Хуа; Новаш Наталия, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно