ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Больных Александр

Дорога - 2. Снежные волки


 

На этой странице выложена электронная книга Дорога - 2. Снежные волки автора, которого зовут Больных Александр. В электроннной библиотеке LitKafe.Ru можно скачать бесплатно книгу Дорога - 2. Снежные волки или читать онлайн книгу Больных Александр - Дорога - 2. Снежные волки без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Дорога - 2. Снежные волки равен 194.74 KB

Дорога - 2. Снежные волки - Больных Александр => скачать бесплатно электронную книгу



Дорога – 2


Аннотация
Трое юных смельчаков — братья Чани и Хани и принцесса Радужной страны Рюби — отправляются в новое путешествие. На этот раз их путь лежит в замок Хозяина Туманов, повелителя снежных волков. В руках странников старинные мечи — синий, зеленый и красный. Давным — давно их выковали неизвестные мастера и вложили в них силу воды, воздуха и огня. Но для полной победы над Хозяином Туманов необходим еще один, голубой меч — с силой земли. Без него поверженное зло может снова обрести былое могущество...
Александр Больных
Снежные волки
1. ВРАГИ
Тяжелое дыхание со свистом и хрипом вырывалось из оскаленных пастей, ядовитая слюна кипела на зубах… Мощные лапы неутомимо взрывали снег, но бежать по глубоким сугробам, местами скрывавшим волков до самых кончиков ушей, было очень трудно. Они то и дело проваливались в сухой, рассыпчатый снег, начинали барахтаться, как неопытные пловцы, внезапно потерявшие дно, и тогда бег замедлялся. А добыча, легкая и стремительная, скользила по тоненькой корочке наста извивающейся черной молнией. Громадные клыки Сноу Девила со стальным лязгом щелкнули в напрасной злобе, глаза полыхнули бешеным желтым огнем…
Сам вожак давно бы уже отказался от бесконечной погони, почти сразу поняв, что она будет напрасной, не то место… Однако приказ Повелителя неумолимо гнал его дальше. Стоило лишь чуть замедлить бег, как ошейник из красной кожи немедленно сжимал горло железным кольцом, в груди начинало жечь, перед глазами метались разноцветные круги, ноги подкашивались… Повелитель не доверял вожаку, как сам Сноу Девил не доверял волкам. Только страх может держать в покорности, и огромный волк не обвинял Повелителя, и свирепо рычал на любого из стаи, кто осмеливался хоть немного отстать.
Искрящийся в голубоватом лунном свете снег с силой разлетался в стороны двумя рваными парчовыми полотнищами. Когда бежавший у правого плеча вожака Сноу Гуул начинал высовываться вперед, Сноу Девил чуть поворачивал лобастую голову и грозно обнажал клыки, в горле клокотало угрожающее рычание. Молодой волк в ответ морщил нос, тоже показывая зубы, но отступал, не рискуя пока в открытую схватиться с вожаком. Да и не время в жаркой погоне выяснять, кому вести стаю. Повелитель не простит, если из-за раздоров его приказ будет не выполнен.
Белые шубы волков начинали светиться, попадая в резкие смолянистые тени раскидистых елей, и если бы не ледяное дыхание, оседавшее колючими сверкающими иголками на жесткой хвое, можно было подумать, что стая бесплотных призраков несется по ночному лесу. Лес. Сноу Девил не любил его, избегал как только мог и даже побаивался. В лесу волки лишались половины своей силы. Проклятые цепкие ветви хватали за густую шубу, дергали, останавливали. Мелкие гибкие березки путались под ногами, мешали бежать. Их тонкие прутья хлестали по морде, норовя выбить глаза. И Сноу Девил в бессильной злобе огрызался на деревья… А самое главное — в лесу не было ветра. Тишина и покой… Нет посвиста пурги, не вьются вихри поземки…
Соболь тем временем уходил.
Маленькая черная тень, ненавидяще сверкнув зелеными глазами, ловко юркнула в непролазное переплетение сухих сучьев бурелома. Сноу Девил, успев сообразить, чем это грозит, уперся в землю всеми четырьмя лапами и затормозил так резко, что его завертело, он едва не перевернулся через голову, подняв фонтан снега. Сноу Вайпер с разбега кинулся было прямо на сучья, но, отброшенный, покатился по земле, жалобно поскуливая.
Сноу Девил бешено завыл. Дрожащий переливчатый вой взлетел вверх, раскатился по лесу и бесследно увяз в чащобах, не оставив даже эха. Волк прислушался. Ничего. Никакого ответа. А он привык, чтобы голос его сплетался с заунывными припевами ветра, со свистящим шелестом несущегося над землей снега. В Сумеречном Краю всегда бывало именно так. Но здесь, в проклятом лесу, темно и тихо. Волк снова завыл, и стая, присев на хвосты, вторила ему. Однако злая песня была бессильна, и волки стали звать Повелителя.
Вместо ответа ошейник снова сдавил горло Сноу Девила. Тот вскочил, встряхнулся и тяжелым ровным галопом помчался вдоль завала, ловко огибая торчащие острые корни выворотней, следом за уходящим соболем. Чутье еще не изменило вожаку и правильно вело его. Сноу Уитч и Сноу Вайпер бежали за ним, Сноу Гуул, Сноу Снейк и Сноу Веном мчались с другой стороны завала. Соболь был обложен, с какой бы стороны он ни выскочил — ему не миновать острых волчьих клыков. Соболю некуда деться… Сейчас кончится эта мерзкая мешанина корней и веток, и тогда…
Но вдруг волк почуял нечто странное, какую-то неясную помеху. Он повел головой в стороны, принюхиваясь, и в прозрачных янтарных глазах вспыхнул и начал разгораться зеленый огонек. Неподалеку кто-то шел. Люди! Добыча!
Волк заколебался. Приказ Повелителя должно выполнить, но ведь люди же! Люди, которых волк ненавидел еще более свирепо, чем лес, потому что людей ненавидел Повелитель. Сноу Девил даже заскулил, настолько сильным было желание. Его буквально раздирало надвое. Лишь сейчас он пожалел, что отправился на охоту всего лишь с пятью волками, а не со всей стаей. Тогда можно было бы оставить кого-нибудь караулить соболя, а что делать сейчас? Все решилось, когда Сноу Вайпер, жадно втягивавший воздух расширенными ноздрями, не выдержал и, грозно зарычав, бросился в другую сторону, навстречу людям. Вожак последовал за ним, протяжным воем собирая стаю. Соболь был пока забыт.
Продравшись сквозь частый молодой ельник, волки выскочили на залитую белесым мутным светом поляну и замерли, увидев тех, за кем гнались Люди идут по ночному лесу? Это было необычно. А все необычное таит в себе опасность. Слабые неуклюжие создания предпочитали по ночам отсиживаться в прочных бревенчатых хижинах, куда проникнуть было очень и очень трудно, или окружали себя кольцами отвратительного кусающегося красного огня, разводя многочисленные костры. Делали они это в напрасной надежде уберечься от волков, не представляя, на что способна стая. Сноу Девил сладостно облизнулся, вспоминая. А эти трое шли без опаски, словно по городской улице. Всего лишь одна жалкая горящая головня не могла разогнать ночную тьму, и тем более — остановить волка.
Сноу Девил еще раз прислушался: не будет ли какого знака от Повелителя? Или какого другого приказа? Повелитель все знает и все видит, бессмысленно пытаться скрыть что-либо от него. Но он молчит. Значит вожак действует правильно. Сноу Девил хрипло кашлянул и шагнул навстречу людям, следом за ним двинулись и остальные пятеро. Этого было больше чем достаточно, чтобы справиться с тремя усталыми путниками, Сноу Девил даже не стал петь злую песню. Незачем слишком пугать жертвы, они и так пригвождены к месту холодным страхом. Вожак улыбнулся, обнажив сверкнувшие клыки… Конечно, гораздо лучше, если бы поднялась метель, воздух наполнили слепящие белые хлопья. Тогда можно было бы поиграть с людьми, повеселиться… Но ветер спал. Лишь едва слышно потрескивали стволы деревьев.
Сноу Веном, самый молодой и самый нетерпеливый, а вдобавок самый глупый, не стал дожидаться, пока у людей от страха окончательно отнимутся руки и ноги, а язык замерзнет во рту. Кровожадно зарычав, он бросился на шедшего впереди. И тут произошло неожиданное. Навстречу волку сверкнула слепящая синяя молния, рычание перешло в захлебывающийся кашель, потом в невнятное бульканье, и зверь с пронзенным горлом, заливая снег пышущей холодом зеленовато-голубой кровью, покатился по земле, слабо дергаясь… Такого еще не было…
Но волки не привыкли отступать. Сноу Уитч и Сноу Вайпер одновременно бросились на человека, однако вновь пронзительный синий блеск расколол ночь, дважды заставив Сноу Девила зажмуриться. Сноу Уитч, перерубленный пополам, затих сразу, а Сноу Вайпер долго еще бился на взрытом снегу, визжа и скуля, пока не затих.
Сноу Девил не испугался. Он не знал, что такое страх смерти. Противник оказался гораздо опаснее, чем на первый взгляд, теперь вожак пожалел, что их осталось трое. Трое на трое! И самое главное — ни единого дуновения даже слабенького ветерка.
Три человека стояли на поляне, тесно прижавшись плечом к плечу. В руках у одного сверкала цветная молния. Нужно было прикончить его, тогда остальные двое будут не опаснее зайцев… Три огромных волка замерли, чуть отступив, в тени огромных елей, не решаясь напасть.
Вдруг Сноу Девил услышал знакомый зов. Повелитель приказывал ему немедленно уходить. Волк недовольно зарычал, он не хотел, чтобы люди приняли этот уход за бегство. И, откликаясь на его рычание, человек с искрящейся синей молнией в правой руке пошел навстречу волкам. Огонь молнии резал глаза и даже издали опалял гораздо сильнее, чем пламя самого большого костра. А человек, похоже, ничего не замечал и не чувствовал.
Сноу Девил недовольно фыркнул и попятился, толкнув Сноу Снейка. Сноу Гуул протестующе заворчал, но вожак щелкнул зубами, и волк подчинился. Сникнув, он тоже отступил. Человек выкрикнул что-то торжествующее и побежал прямо на волков, подняв молнию над головой. Волки повернулись и неспешно затрусили прочь. Сноу Девил оглянулся и протяжно завыл. Он запомнил этого человека, и где бы они теперь ни встретились, волк сразу его узнает. И человек пожалеет об этом.
Морской Король нервно облизывал поминутно пересыхающие губы и, чтобы хоть как-то успокоиться, крутил перстень. Он не любил бывать в тронном зале Ледяного Дворца, не любил по многим причинам. Прежде всего потому, что моментально вспоминались его собственный дворец, его собственный тронный зал, его собственный трон, украшенный перламутром и жемчугами, его бывшая держава. Сразу вспоминалось, что и не король он больше, а так, непонятно кто, приживал из милости Хозяина Тумана. В такие минуты Морской Король до крови кусал себе кулаки, неистово топал потрепанными башмаками, выкрикивал нечленораздельные проклятья и бессмысленно размахивал руками. Они еще встретятся! Они обязательно встретятся! Тогда посмотрим, чья возьмет. Он припомнит, все припомнит проклятой принцессе, негодным мальчишкам… Всем-всем-всем! Пусть не сам, пусть с помощью Хозяина Тумана… Месть! Дерзкие наглецы на своей шкуре почувствуют сокрушительную мощь черного колдовства. А потом…
Сладкие мечты начинали мелькать перед мысленным взором Морского Короля. Он жмурился, как сытый кот, предвкушая победу. Ему представлялись скованные пленники, пылающие города, ликующие крики победившей армии… Однако приходило отрезвление. Любопытник рассказал много интересного, неоценимый друг. Единственный, кто остался верен даже в часы невзгод. Все видит, все слышит… Точнее, все подслушивает и подсматривает. Так, он рассказал, что даже в этом случае Морскому Королю не видать короны как своих ушей. Хозяин Тумана не из тех, кто, однажды схватив добычу, выпускает потом ее из своих когтей.
Эта мысль приводила Морского Короля в совершенное исступление. Все пропало! Пропала корона, пропал трон, пропала голубая жемчужина! Остались Золотой Талисман и неутоленная жажда мести. Проклятая принцесса! Месть ей! Месть!
Высокие зеленовато-белые стены тронного зала слабо поблескивали, отсвечивая изнутри. Казалось, что под толстым зеленым стеклом струятся молочные полоски, несущие крохотные зеленоватые искорки. Морской Король никак не мог решить, светятся ли это сами стены, или в них отражается клубящийся под потолком фосфоресцирующий туман. Сквозь высокие узкие стрельчатые окна не пробивалось ни единого луча света — Хозяин Тумана не любил солнце, и небо над Ледяным Дворцом постоянно заволакивали плотные серые тучи. И это тоже не нравилось Морскому Королю, потому что он предпочитал тепло и солнце. А здесь по залам постоянно гулял холодный пронизывающий сквозняк, метались вихри снежинок, шевелились клочья белесого тумана. Король никак не мог привыкнуть к отсутствию слуг: видите ли, все появляется из неощутимого месива, вползающего в комнату… Да, в этом дворце ни в чем нельзя быть уверенным. Любая стена, любая лестница, любая дверь могут в следующую секунду бесследно растаять, превратившись во влажное пятнышко, исчезнуть… Всюду туман.
Раздались тяжелые звенящие шаги, мраморный пол затрещал под ногами вошедшего. Морской Король поспешно поклонился.
— Приветствую тебя, генерал.
Высокая сумрачная фигура, окутанная полупрозрачной черной дымкой, величественно кивнула.
— Мрак и туман!
Морской Король натянуто улыбнулся. Командующий ледяной армией лейтенант-фельдмаршал Эвигезайс внушал ему еще больший страх, чем некогда Фрозен. Тот был обычным Ледяным, пусть даже в чине генерал-капитана. А этот… Закованный в латы вороненой стали, лишенные всяких украшений, одним своим взглядом превращающий воду в лед, Эвигезайс заставлял короля дрожать, едва войдя в комнату. Вот бы его тогда… Проклятая Ториль, ноги бы королевской в этом жутком месте не было.
— Ну вот и собрались.
Морской Король невольно дернулся, услышав за спиной тихий, присвистывающий голос Хозяина Тумана. Как всегда, он появился совершенно незаметно. Только что его не было — и вот он сидит на троне, и гадай, что он видел и слышал… Ледяная звезда, укрепленная в изголовье трона, засияла мрачным синеватым светом.
Морской Король снова поспешно согнулся в поклоне — непривычное для короля дело.
— Ждем твоего слова, повелитель.
Эвигезайс мрачно склонил голову, казалось, раздался ржавый скрип.
— Я получил сообщение от своих верных волков, — немного помолчав, начал Хозяин Тумана. — Они идут. Они идут, несмотря ни на что. Позади Большое Болото, позади Кромешный Лес. Сейчас они готовятся выйти на равнину, приближаясь вплотную к границам наших владений.
Морской Король выпучил глаза.
— Как? Твои волки не остановили их? Ведь ни один смертный не может противиться песням снежных волков!
— Ни один простой смертный, — злобно уточнил Хозяин Тумана.
— Но эти сопливые мальчишки и есть простые смертные! — выкрикнул Морской Король.
— Не знаю, — сухо ответил Хозяин Тумана. — Почему-то такой простой мальчишка уничтожил твое Оборотное Зеркало, да и самого тебя загнал ко мне. Кроме того, с ними проклятая каменная девка. — Он зашипел, как рассерженная гадюка. — Кто знает, на что способны злокозненные Радужники. Одна моя армия уже погибла напрасно. — Хозяин Тумана метнул испепеляющий взгляд на заерзавшего от смущения Морского Короля. — И виноват в этом ты! Мне понадобится время, чтобы создать новую, потому что я хочу сделать ее непобедимой. А это не так просто. Мы перебрали великое множество айсбергов, но ледяного серебра отчаянно мало. Приходится добывать его в глубине голубых льдов. Шахты пробиваются слишком медленно. Эвигезайс!
Ледяной глухо отозвался:
— Рабы умирают слишком быстро.
— Это не мое дело. Желание Повелителя должно быть выполнено!
Лейтенант-фельдмаршал чуть шевельнулся.
— Оно будет выполнено.
— Великий, — льстиво зажурчал Морской Король. — Тебе ли беспокоиться? Да ты сотрешь их в порошок одним щелчком. Одни твои снежные волки…
Хозяин Тумана начал медленно раздуваться от злости.
— Что значит «беспокоиться»? Ты, кажется, хочешь сказать, что моя власть поколебалась?! — Морской Король обмер от страха, но Хозяин Тумана не собирался, видимо, слишком запугивать его, потому что миролюбиво продолжил: — Мои волки… Дурак Сноу Девил оставил всю стаю здесь и отправился в Кромешный Лес всего с пятью волками. Они должны были поймать мне Соболенка, черт бы их побрал! А нарвались на эту троицу. Волков оказалось слишком мало. Они страшны стаей, а не поодиночке!
Морской Король как можно простодушнее сказал:
— Не может такого быть! У них нет Золотого Факела! Ведь принцесса не пошла с ними! — А сам возликовал. Есть управа и на тебя! Запомним, пригодится на будущее, когда придется делить добычу.
— Тем не менее… — пробурчал Хозяин Тумана. — Как им это удалось — не знаю, но они прошли уже и туманы… — он осекся. — Какие-то молнии… Не знаю.
— Ты так велик и могуч, — Морской Король вдруг понял, что, обращаясь к Хозяину Тумана, он каждый раз низко кланяется, и потому обозлился сам на себя. — Ты их победишь и уничтожишь. Твои солдаты просто схватят дерзких наглецов. — Он повернулся к Эвигезайсу. — Достаточно будет и десятка ледяных воинов.
— Он прав, — громыхнул маршал. — Я швырну их к подножию твоего трона!
Хозяин Тумана задумался, а потом сказал:
— Не стоит хвалиться. Я не сомневаюсь в своей победе. Ведь Тъерквинг лежит у моих ног, и не троим юнцам поколебать стены Ледяного Дворца. Но много ли чести в такой победе? Мне нужно больше. Что же до них… — Он презрительно махнул рукой. — Они не стоят внимания. Волки просто растерялись от неожиданности. Но нельзя недооценивать противника. Однажды это очень скверно кончилось, и свидетель тому есть. — Морской Король побагровел, затем побледнел. — Тем более у этих мерзавцев повсюду находятся помощники.
— Какие? — не понял Король.
— Что, если они договорятся с Соболенком? Ведь в свое время им удалось найти общий язык с Хрустальным Эдельвейсом. Меня совсем не обрадует, если еще и подданные Соболенка выступят против меня. Я не хочу уничтожать их, мне не нужны земли без слуг!
— Но, великий, — возразил Морской Король, облегченно вздохнув, — этого не произойдет. С ними нет человека, способного понимать язык животных. Где сейчас принцесса — никому не ведомо.
— Ты так полагаешь? — насмешливо спросил Хозяин Тумана.
— Прости, великий, я забыл. В любом случае Ториль не с ними.
— Велика сила Черного Меча, — угрюмо вставил Эвигезайс.
— Хоть ты и маршал, но дурак, — хладнокровно сказал Хозяин Тумана. — Ты полагаешь, что только меч способен быть основой договора?
— А что же еще? — не понял Эвигезайс.
— Да, конечно, — странным тоном произнес Хозяин Тумана. — Однако они никогда не будут вместе.
Морской Король ехидно усмехнулся.
— Ты уверен, великий?
— Да.
— Почему?
— Я знаю.
Король демонстративно покачал головой.
И тогда Хозяин Тумана снова рассвирепел.
— Ты мне не веришь?
— Сомневаюсь.
— Этот меч — Черный. Нельзя безнаказанно общаться со злом, нельзя использовать его и остаться при этом по-прежнему чистым. Каждый раз, когда, борясь с одним злом, ты прибегаешь к помощи другого, неизбежно рождается третье зло. Еще более страшное, чем первые два вместе взятые. Принцесса этого не поняла и сейчас стала нашим союзником. Враг моего врага
— мой друг. — При этих словах Морской Король мерзко захихикал. — Настанет час, и Меч еще себя покажет!
— Ты это видел?! — в голосе Морского Короля прозвучали восторг и трепет.
Хозяин Тумана мрачно посмотрел куда-то вверх.
— Посмотри! — настаивал Морской Король.
Хозяин Тумана медленно повернулся на троне и пододвинул к себе постамент из черного гранита, на котором на золотой подставке стояла трехгранная призма. Она была сделана из простых камней — одна грань из зеленого малахита, вторая — из синего лазурита, третья — из красного родонита. Но эта недорогая вещица охранялась гораздо бдительнее, чем сокровищница дворца. Поэтому Морской Король пользовался любым случаем, чтобы получше познакомиться с ней, он все-таки рассчитывал однажды стать здесь хозяином.
— Взглянуть вперед?! — прошипел Хозяин Тумана. — Нет… Никогда! Сначала посмотрим, как же им удалось зайти так далеко.
Он повернул призму зеленой гранью к себе. Укрепленная на оси в золотом кругу, призма повернулась при первом прикосновении. Затем Хозяин Тумана резко крутнул золотой обод. Раздался тяжелый грозный звон, словно ударили в исполинский медный колокол. Призма засветилась, сначала неярко, потом все сильнее. По тронному залу забегали зеленые тени. Морскому Королю показалось, что волнистый узор с камня перешел на стены. Сначала заколебались стены, потом начали изгибаться четкие линии окон, зал корчился и дрожал, будто в лихорадке. Снова прозвучал невидимый колокол, и зал растаял…
2. БЕГСТВО
Дождь, плаксиво постанывая, продолжал барабанить по стеклам. Он словно обиделся, что его не пускают в комнату, ему этого хочется очень сильно, и потому он бесстыдно продолжает канючить и ломиться в окно, неведомо на что надеясь.
Хани поплотнее закрыл мелко дребезжавшие створки и подбросил дров в очаг. Пламя метнулось вверх и весело загудело, но рассеять уныние и мрак, повисшие в комнате, не смогло, наоборот, стало еще темнее и неуютнее. Дрожащие красные отсветы гасли в сыром мраке, не доходя до стен. В углах, казалось, навечно поселилась чернота. Хани поднял большое суковатое березовое полено, покачал в руке, прикидывая, войдет ли оно в очаг. Чани, брезгливо следивший за ним, недовольно сказал:
— Прекрати.
— Так ведь холодно же, — недоуменно возразил Хани.
— Все равно прекрати, — зябко кутаясь в шерстяное одеяло, ответил брат. — Теплее не станет. Сам, что ли, не видишь — опять туман.
Действительно, сквозь мокрое стекло проступала ворсистая белая пелена с легким, едва уловимым зеленоватым оттенком, напоминавшая чуть тронутый плесенью войлок. Это было странно и невозможно — туман во время дождя, но белые клочья, нанизанные на струйки воды, продолжали шевелиться за окном.
— Опять, — недовольно нахмурился Хани.
— Опять, — невесело подтвердила Рюби.
Прошло уже полгода, как они вернулись в Акантон, вернулись втроем. Совершенно неожиданно Рюби решила пойти с ними, к величайшей радости Хани, которую он не слишком умело прятал. Чани же вернулся мрачнее тучи — Ториль наотрез отказалась снова побывать в Акантоне. Вряд ли он надеялся, что принцесса покинет Тан-Хорез, но хотя бы просто посетить… Хани удалось случайно услышать, как брат уговаривал Ториль, но бесполезно. Она очень холодно сослалась на неотложные дела государственной важности, которые призывали ее незамедлительно вернуться в островное королевство.
Родной город встретил их крайне неприветливо. Горожане не забыли Десятикрылого, не забыли те неприятности, которые принесло им посещение принцессы. А главное — они не забыли своего испуга, такое не забывают и не прощают. И как всегда, было найдено объяснение — виноваты во всем братья. Стоит найти виноватого, и сразу становится легче на душе, ведь сам оказываешься абсолютно не при чем. Все они, они! Хотя теперь, когда армия Морского Короля больше не существовала, а сам он, потеряв Голубую Жемчужину, утратил и власть над морем, бояться вроде было некого. Магистрат даже распорядился сгоряча начать строительство двух новых торговых галеасов, однако наступила осень, пошли дожди, и строительство как-то само собой незаметно прекратилось. А когда снова по-весеннему засияло солнце, о галеасах уже не вспомнили.
Братья ожидали, что их дом будет разграблен или даже сожжен. Все могло быть после их поспешного бегства. Но страх перед колдунами, видимо, оказался сильнее желания отомстить, сильнее жадности — все осталось на своих местах, опрокинутые чашки так же валялись на столе, никто не захлопнул дверцу шкафа. Только толстый слой пыли покрывал столы, стулья, кровати. Им пришлось приложить немало сил, выгребая кучи грязи и мусора, вычищая затянувшую углы плесень, прежде чем дом снова приобрел жилой вид.
Хани, правда, боялся, что в один прекрасный день Рюби скажет: «Все, хватит» — и уйдет. Но летели дни, а она не собиралась покидать город. Что ей было нужно в Акантоне, чего она дожидалась — оставалось неясным. Когда Хани прямо спрашивал ее об этом, она отмалчивалась, загадочно улыбаясь. Чани тоже пытался выведать это, но Рюби только пробормотала неопределенно насчет прекрасной погоды и целебного морского воздуха. Хотя погода не баловала… Бешеные штормы, сотрясавшие стены города, давно прекратились. Наговорный Камень, неведомо откуда снова возникший на прежнем месте, успокоительно мерцал под гладкой, как полированная бирюза, поверхностью бухты. Но вот пришла весна — а вместе с ней пришли туманы. Казалось, плотное белое облако решило поселиться в городе. Проснувшись однажды утром, горожане увидели его, словно кто-то одновременно распорол миллион подушек, и в воздухе кружился тончайший белый пух.
Иногда туман исчезал, но ненадолго. Проходил день, два — и снова он возвращался в город. Еще пять минут назад мирно светило солнце, на небе не было ни одного самого крошечного облачка, и вдруг ниоткуда прямо перед тобой возникали белые клубы, быстро сливавшиеся в огромную шапку, накрывающую город. Если выйти из городских ворот и отъехать на лигу или две, то лишь шевелящийся белый холм виднелся на том месте, где должен был стоять Акантон. Через несколько дней туман пропадал, но вскоре обязательно появлялся снова.
И опять зашевелились в городе слухи.
Вы слышали, слышали… Нет, воистину на нас проклятье лежит, за то, что не извели вовремя колдунью. Все от них, злодеев. Только одну спровадили, как другая на нашу голову объявилась. Гнать их надо, жестоко гнать, я вам наверное говорю… Вспомните, явилась тогда неведомо откуда, незванная, непрошенная… Вы же не помните, вот и я не помню… И никто не скажет, откуда они взялись, не иначе как злых рук дело. Доподлинно про то известно — чужемерзкие деяния, я сам не знаю, но говорят… Черное колдовство, не к ночи будь помянуто… А вы видели, вы видели, что творится-то… Эти злодеи, я уверен, нас всех вконец извести вознамерились. Вспомните, братья. Штормы накликали? Накликали. Но мы устояли, слава нам, братья. Тогда они Десятикрылого призвали. Помните? Мы его одолели. Драться с ним ходили. Победили… Как бы не так! Сговор был, коварный сговор! Они ходили… Я ходил!.. Никто не видел… Так что, может, напрочь все врут, как они сражались. Да наверняка лгут, быть того не может. В жисть не поверю, чтобы им Десятикрылого одолеть… От верных людей слышали наидоподлиннейше — сговорились… Перед драконом мы, значит, устояли, опять выходит — слава нам!.. А вы видели, видели?.. А колдуны, устрашившись нашей силы, сбежали. Их тогда капитан городской стражи одолел, превозмог ихнее колдовство. Насмерть победил. Они и удрали. А сейчас снова вернулись. Куда только магистрат смотрит?! Почему их в город пустили?!.. Пустили — не пустили… Прохлопали ушами, вот теперь и получите сдачу — третий день ни зги не видно. На улицу выглянешь — только и гадай: день тама или ночь. Пятачок медный в молоке плавает, а не солнце. Ходить можно — лишь если руки вытянешь, иначе беспременно на первую же стену налетишь… А соседка моя давеча сослепу в канаву попала, чуть ногу не сломала, доселе лежмя лежит, охает… А все беды ведьма новая накликала. Ведь взглянет — как огнем обожжет, и не захочешь, глаза опустишь… Я вот слышал, что кто-то где-то видел, как она светилась… Да чтобы человек светился… Колдовство… А я видел, а я видел… Нет, братья, я вам точно говорю — не по дороге нам с колдунами да ведьмами. Жили спокойно без них, а как появились — так вся жизнь наперекосяк пошла. Вот когда бы Морской Король был — так и жили бы за ним, как за каменной стеной. Оборонит, защитит. Так нет его теперя. Эти недруги извели… А я видел!!! Чего тебе?.. Корабли пришли, много. Паруса черные с золотом, трубы играют, факелы горят… Пираты?!.. То может случиться. Нет, хуже, прямо на глазах перед входом в порт растаяли, как дым. Снова колдовство… Хуже будет. Гнать их, гнать жестоко, пока еще город стоит… А не послушаются — так в магистрат бежать, у него стража. Советники сами только и ждут, надобно помочь… Вот вы и помогайте, а я вовсе посмотрю… А еще говорят, что туман этот в воду садится и сгущает ее, навроде как кисель делается. Весло вязнет, корабль пройти не может, гавань тиной затянуло… Не видел, но точно говорят!.. Спасаться надо, братья, завтра поздно будет… Эх, нету владыки крепкого… Ничто, сами справимся, вон нас сколько! Сила… Гнать…
— Смотрите, — сказал вдруг Чани, подойдя к окну.
Дождь прекратился, туман рассеялся, и улица казалась непривычно чистой и длинной. Хани, встав рядом с братом, толчком распахнул створку и выглянул наружу. Улицу заполнили люди. Сбившись небольшими кучками, они о чем-то шептались. Заметив распахнутое окно, шарахнулись было, но, опомнившись, стали собираться тесными группами. Увидев, что показались только братья, толпа подалась к дому, хотя вплотную приблизиться не рисковала.
— Ну, держись, сейчас начнется, — весело и зло прошептал на ухо брату Чани.
— Что там? — спросила сидевшая у очага Рюби. Она плохо переносила сырость, и в такие блеклые дни старалась не отходить от огня.
— Подожди немного, — сказал Чани. — Пока еще не вполне ясно, до чего додумались эти толстопузые лавочники. Но в любом случае — ничего хорошего.
Хани неодобрительно покачал головой. В последнее время брат стал очень нервным, раздражительным. Ему ничего не стоило вспылить по самому пустяковому поводу, и разговаривать он начал резко и сварливо. Даже говоря сущую правду, Чани выбирал наиболее оскорбительную форму для выражения своих мыслей.
В окно было видно жирное, чадящее пламя факелов — во время туманов с огнем ходили и днем, но сейчас это не было вызвано необходимостью. Готовилось что-то иное. Влажно поблескивали плащи, мокрое железо кирас и шлемов, долетали невнятная брань и лязг оружия. Чани сморщился, отчего стал похож на оскалившего клыки волка, посмотрел на суету, а потом вдруг сказал брату:
— Я выйду, поговорю с ними. А вы пока подготовьтесь уходить.
— Я с тобой, — сунулся было Хани.
— Я сказал: готовьтесь уходить, — жестко повторил Чани. — На этот раз нам придется иметь дело не с перепуганными стражниками, а с толпой. Это может совсем иначе кончиться.
Рюби, тоже подошедшая к окну, спросила:
— Мне только кажется, или действительно стоит туман?
— Какой туман? — желчно бросил Чани.
Но Хани, приглядевшись внимательней, подтвердил:
— В самом деле, я различаю какую-то зеленоватую дымку.
— Зеленую? Ты не ошибаешься? — встревожилась Рюби.
— Да. Точно зеленую.
Чани прищурился и тоже наконец заметил тончайшее салатное марево, наполняющее воздух. Он нехотя признался:
— И я вижу.
— Тогда нам действительно надо бежать, — решительно сказала Рюби. — Именно бежать. Я не могу всего объяснить, но поверьте мне. У нас нет лишнего времени.
— Я попытаюсь их немного задержать, — криво усмехнулся Чани. — Но только вы не мешкайте понапрасну.
Он оценивающе оглядел коллекцию железного лома, стараниями Хани украшавшую стены, и выбрал тот же короткий меч, с которым совершил предыдущее путешествие. Чем-то он ему полюбился, хотя на стене висели более грозные с виду сабли и ятаганы. Спрятав меч под полой куртки, Чани спустился по лестнице к входной двери.
Когда дверь затрещала под градом ударов, он уже стоял наготове, осторожно прислушиваясь. Хорошо знакомый капитан городской стражи, внушительно надувая щеки и топорща усы, распахнул дверь и отпрянул, словно налетел на острие копья. Чани приятно улыбнулся ему, но капитан неподкупно закрыл глаза и на всякий случай сделал еще шаг назад. Натолкнувшись спиной на скрещенные алебарды стражников, он остановился и открыл глаза.
— Что вам угодно? — сладким голосом спросил Чани.
Капитан повертел головой, убедился, что стража рядом и ему на помощь придут незамедлительно, серьезно откашлялся и произнес:
— Постановлением уважаемого городского магистрата вы объявляетесь вне закона.
— Даже так? — удивленно поднял брови Чани. — За что же?
— Так и только так! — Капитан выглядел одновременно и страшно важным, и страшно напуганным. — Ваша вина доказана полностью и неопровержимо. Постановлением магистрата вам приговорено отрубить головы. — Капитан опасливо втянул свою поглубже в плечи, хотя на нее никто не покушался. — Однако наш магистрат столь же милостив, сколь и всемогущ. В неизмеримой милости повелено было заменить усекновение головы пожизненным изгнанием.
— Очень приятно, — мило улыбнулся Чани. — Однако все это уже было. Хоть скажи, что же на этот раз нам поставили в вину?
Капитан еще раз откашлялся, будто в горле у него пересохло, подкрутил усы, посмотрел на собравшуюся толпу и почувствовал себя очень смелым. Занудно-канцелярским голосом он начал перечислять:
— Во-первых: неуважение к городской власти, выразившееся в оказании неповиновения и сопротивления городской страже в лице меня. Во-вторых: употребление на территории великого и славного Акантона чужемерзкого колдовства, выразившегося в пугании огнем городской стражи в лице опять-таки меня и обжигании ее таковым же. В-третьих: проведение в город чужестранцев без выданного на то разрешения городской стражи в лице снова меня. В-четвертых: оскорбление и бунт против высокого сюзерена и покровителя Акантона Славного — Морского Короля.
— Но ведь Морской Король бежал в Сумеречные Земли, — удивился Чани. — Что вам теперь до него?
Услышав это, капитан обрадовался.
— Ага! В пятых, последних и самых главных! Покушение на священную особу Повелителя и Господина!
— Но ведь он уже никакой не повелитель и не господин, — спокойно разъяснил Чани, пытаясь прикинуть: успел ли брат собраться. — И не был он им никогда. Почему вы так упорно цепляетесь за него? Наоборот, радоваться нужно, что возрождается великий и славный Акантон, Свободный Акантон.
Капитан озадаченно замолчал. Зеленоватая дымка стала гуще, в воздухе отчетливо запахло какой-то заморской пряностью: может быть, корицей… Или чем-то похожим. Сдвинув шлем на нос, капитан почесал затылок, потом аккуратно водворил шлем на место. Наморщил короткий, пуговичкой, нос и наконец с убежденностью попугая произнес:
— Ты еще глуп. Ты еще слишком молод и слишком глуп, чтобы понять смысл происходящего. Свободный Акантон? Ха. Свободный город… На что он способен? Первый же король, который захочет, который не почтет за труд заняться этим, сорвет знамя с серебряными львами с городских башен. И горе побежденным! Нет и не может быть свободы для города. Можно быть великим только в составе великой державы, под рукой могучего властелина. И наша свобода — это свобода найти себе господина!
Произнося это, капитан мерно раскачивался, полузакрыв глаза. Мертвые оловянные белки тускло блестели из-под век. По мере того, как он произносил эту тираду, Чани медленно бледнел, на скулах у него заиграли желваки.
— Значит, без господина нельзя? — переспросил он.
— Нельзя, — деревянным голосом ответил капитан.
— Но ведь вы выбрали не того господина. Морской Король совсем не так силен и могуч, как вам кажется.
— Господин всегда силен и могуч.
— С-собака! — зловещим свистящим голосом заговорил Чани, не выдержав.
— Ты соскучился по хозяйской плетке? Жалкая тварь! Я доставлю тебе это удовольствие здесь и немедленно, не нужно искать господина за тридевять земель. Я сам поколочу тебя! — и он резким движением выхватил спрятанный меч.
Капитан шарахнулся назад, сбив с ног одного из стражников. Но, оказавшись за спасительной щетиной наклоненных алебард, завопил, срывая голос:
— Стража! Вперед! Убейте этого мятежника и колдуна! Убейте!
Однако стражники не спешили, продолжая переминаться с ноги на ногу. Напоминание, что Чани колдун, не прибавило им смелости. Капитан взвыл:
— Арбалеты!!
В задних рядах толпы почувствовалось движение, было похоже, что половина зевак пытается удрать, а вторая половина стремится подойти поближе, чтобы не пропустить увлекательного зрелища. В результате они помешали друг другу, и никто не двинулся с места.
— Арбалеты же!! — истошно надрывался капитан.
Чани стоял настороже, держа обнаженный меч в опущенной руке.

Дорога - 2. Снежные волки - Больных Александр => читать онлайн книгу далее

Комментарии к книге Дорога - 2. Снежные волки на этом сайте не предусмотрены.
Было бы прекрасно, чтобы книга Дорога - 2. Снежные волки автора Больных Александр придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете порекомендовать книгу Дорога - 2. Снежные волки своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Больных Александр - Дорога - 2. Снежные волки.
Возможно, что после прочтения книги Дорога - 2. Снежные волки вы захотите почитать и другие книги Больных Александр. Для этого зайдите на страницу писателя Больных Александр - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Дорога - 2. Снежные волки, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Больных Александр, написавшего книгу Дорога - 2. Снежные волки, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Дорога - 2. Снежные волки; Больных Александр, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно