ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Гамильтон Питер Ф.

Дракон поверженный


 

На этой странице выложена электронная книга Дракон поверженный автора, которого зовут Гамильтон Питер Ф.. В электроннной библиотеке LitKafe.Ru можно скачать бесплатно книгу Дракон поверженный или читать онлайн книгу Гамильтон Питер Ф. - Дракон поверженный без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Дракон поверженный равен 702.71 KB

Дракон поверженный - Гамильтон Питер Ф. => скачать бесплатно электронную книгу




Питер Гамильтон
Дракон поверженный
Глава 1
Прошли те времена, когда в каком-нибудь баре человека из подразделения Сил стратегической безопасности корпорации «Зантиу-Браун» приняли бы с распростертыми объятиями, подали бы ему первый бокал пива за счет заведения и с восхищением послушали его истории о жизни в далеких космических колониях. Что ж, на дворе двадцать четвертое столетие. В массовом сознании интерес к межзвездной экспансии угасал подобно былому блеску славы стареющей актрисы.
Как в большинстве случаев во Вселенной, причиной тому были деньги.
Бар явно переживал не лучшие свои времена. Лоренс Ньютон заметил это сразу. Ремонта здесь не делалось вот уже несколько десятилетий. Длинное деревянное помещение с толстыми стропилами, поддерживающими рифленую крышу, тянущийся во всю длину прилавок, на задней стене – тусклая неоновая реклама давно несуществующих марок пива и мороженого. Над головой, громко урча примитивными моторами, вращались большие круглые вентиляторы, пережившие свой срок эксплуатации на пару веков.
Обычная картина для Куранды. Городок раскинулся на скалистом плоскогорье повыше Кэрнса и на протяжении многих лет считался одной из главных туристических достопримечательностей во всем Квинсленде. Вспотевшие загорелые европейцы и японцы поднимались на подвесной дороге над тропическим лесом, восхищаясь пышной растительностью, прежде чем бесцельно послоняться по антикварным лавкам и ресторанам, что располагались на главной улице города. Затем туристы отправятся по древней железной дороге вдоль ущелья Бэрон-Вэлли, чтобы на сей раз полюбоваться островерхими скалами и белопенными водопадами.
Хотя туристы все же приезжали подивиться на природные красоты Северного Квинсленда, в основном это были семьи работников, которых компания «Зантиу-Браун» партиями привозила в космопорт, ставший теперь центром Кэрнса. Денег на покупку сувенирных футболок, безделушек и фигурок-талисманов ручной работы в их карманах было крайне мало, так что магазинчики на центральной улице Куранды постепенно разорялись. Теперь здесь остались лишь самые живучие и дешевые из них. Правда, почему-то один их вид отбивал желание заходить внутрь. Так что народ, сойдя с подвесной дороги, прямиком направлялся к построенной еще в начале двадцатого века железнодорожной станции, которая находилась в паре сотен метров. Город же туристы просто игнорировали.
В оставшиеся бары валом повалили местные жители. Собственно, что им еще оставалось? Для работы в космопорту компания привезла с собой собственных специалистов – опытный заморский персонал с учеными степенями и опытом в разработке космической техники. По закону местное население могло претендовать только на самую низкооплачиваемую работу. Но никто из жителей Куранды на такую не соглашался. Не в их это привычках.
Так что бар был для Лоренса идеальным местом. Он нарочно на пару секунд замешкался в дверях, оценивая ситуацию. Как раз в это мгновение над головой у него прогрохотал отряд вертолетов тактической поддержки, направляющийся на север, в Порт-Дуглас. В баре Лоренс насчитал около дюжины человек; люди прятались здесь от палящего полуденного солнца. Все как один крупные, с широкими, раскрасневшимися от пива лицами. Двое лениво гоняли бильярдные шары, один пил в гордом одиночестве, остальные маленькими группками сидели за столами вдоль задней стены. Лоренс, привыкший мыслить тактическими категориями, немедленно просчитал потенциальные пути отхода.
Мужчины молча следили за тем, как он прошагал через весь зал. Подойдя к стойке, Лоренс снял свою соломенную, с неестественно широкими полями шляпу и заказал у официантки средних лет банку пива. И хотя на нем был типичный для здешних туристов наряд – синие шорты до колена и широкая футболка с изображением Большого барьерного рифа, – по прямой спине и короткой стрижке в нем можно было сразу узнать солдата стратегических сил компании «Зантиу-Браун». Лоренс это прекрасно понимал и знал, что они тоже это знают.
За водянистое пиво он рассчитался наличными, бросив на деревянный прилавок замусоленные тихоокеанские доллары. Даже если официантка и заметила, что его правая рука крупнее, чем у обычных людей, то предпочла не говорить об этом вслух. Лоренс пробормотал, что обойдется без сдачи.
Человек, который нужен был Лоренсу, сидел один, через столик от задней двери. Скомканная шляпа лежала на столе рядом с бокалом пива; у нее были такие же широкие поля, как у шляпы Лоренса.
– А ты не мог выбрать что-нибудь пооригинальнее? – осведомился лейтенант Колин Шмидт.
Услышав гортанный немецкий акцент, некоторые посетители с подозрением посмотрели на лейтенанта.
– Лучшего места и придумать нельзя, – ответил Лоренс.
Он знал Колина все двадцать лет, что провел в стратегическом подразделении «ЗБ». Они вместе прошли основной тренировочный курс в Тулузе. Желторотые юнцы девятнадцати лет от роду, они по ночам перепрыгивали через забор, чтобы сбежать в самоволку в поисках девушек и развлечений. Через несколько лет, после Квейтенской кампании, Колин подал заявку на дальнейшую военную подготовку – карьеристский шаг, который в принципе себя не оправдал. Колин не обладал ни нужным в таких случаях напором и целеустремленностью, ни солидной долей акций, без чего на продвижение по службе практически нельзя было рассчитывать. За пятнадцать лет он спокойно продвигался, но не вперед и вверх, а в сторону, до тех пор пока не оказался в отделе стратегического планирования, став мальчиком на побегушках у Искусственного Разума, отвечавшего за размещение ресурсов программного обеспечения.
– О чем таком, черт возьми, ты хочешь спросить меня, чего нельзя было спросить на базе?
– Мне нужно задание для моего взвода, – сказал Лоренс. – Ты можешь для меня его раздобыть.
– Какое еще задание?
– На Таллспринге.
Колин сделал большой глоток пива. Когда он заговорил, его голос прозвучал тихо, в нем слышались виноватые нотки:
– От кого тебе известно про Таллспринг?
– Не важно, главное, мы отправляемся туда для проведения операции по извлечению прибыли. – Словно в подтверждение слов Лоренса еще один отряд боевых вертолетов на бреющем прогрохотал над городом. И хотя двигатели работали в щадящем режиме, даже этого было достаточно, чтобы рифленая крыша задребезжала. Разговор потонул в шуме двигателей; посетители дружно подняли глаза к потолку. – Да ладно тебе, Колин, только не надо вешать мне лапшу на уши, что это, мол, секретная информация. Кто и каким образом, черт возьми, может предупредить этих паршивцев о том, что мы собираемся на них напасть? До них отсюда двадцать три световых года лёту. На базе всем известно, куда мы направляемся, да и большей части населения Кэрнса тоже.
– Ну ладно, ладно. Чего ты хочешь?
– Мне нужно направление в часть, что будет расквартирована в Мему-Бэй.
– Никогда не слышал ни про какой Мему-Бэй.
– Неудивительно. Крошечный курорт да захудалая биоиндустриальная зона. От столицы до нее примерно четыре с половиной тысячи километров. В последний раз нас расквартировали именно там.
– А… – Колин перестал судорожно сжимать банку с пивом. До него начал постепенно доходить смысл услышанного. – И что там такого ценного?
– «Зантиу-Браун» планирует конфисковать биохимикаты и еще кое-какое барахлишко. В наших официальных списках больше ничего не значится. Все остальное… ну, это будет реализовываться в частном порядке. Если, конечно, в тебе есть предпринимательская жилка.
– Черт возьми, Лоренс, а я-то думал, ты не любитель окольных путей. Что мешает тебе законно приобрести долю акций, чтобы стать офицером космического корабля?
– Мне почти двадцать лет, а я все еще сержант. И то только потому, что Нтоко не вернулся с Санта-Чико.
– Черт, Санта-Чико, будь неладна эта планета! Я забыл, что и ты был там.
Колин тряхнул головой, вспоминая события далеких лет. Современные историки сравнивали высадку на Санта-Чико с вторжением Наполеона в Россию – авантюра тех же масштабов.
– Хорошо, я отправлю тебя в Мему-Бэй. Что я с этого получу?
– Десять процентов.
– Хорошая цифра. От какой суммы?
– От того, сколько я выручу.
– Не говори мне, что ты нашел последний эпизод «Блох на горизонте».
– «Полет к горизонту». К сожалению, нет.
Лицо Лоренса сохраняло непроницаемое выражение.
– Значит, я могу тебе доверять?
– Ты должен мне доверять.
– Надеюсь, у меня это получится.
– И еще одна вещь. Ты понадобишься мне в Даррелле, в столице, в подразделении логистики. Тебе потом нужно будет организовать для нас безопасный транспорт вроде медицинского фургона – но все это я оставлю на твое усмотрение. Найди пилота, который не будет задавать лишних вопросов и сможет вывести наш груз на орбиту.
– Найду такого, который будет, – улыбнулся Колин. – Ты же знаешь, чего стоит их уговорить.
– Пилот должен быть одного звания со мной. Не хочу, чтобы меня обломали. Понимаешь?
Колин увидел выражение лица своего старого друга, и ему тут же расхотелось шутить.
– Лоренс, ты можешь на меня положиться. А о какой массе идет речь?
– Точно не знаю. Но если я не ошибаюсь, примерно один рюкзак на человека. Этого будет достаточно, чтобы приобрести долю привилегированных акций для каждого из нас.
– Черт возьми! Легкая добыча.
Они чокнулись банками пива и выпили за успех. Лоренс увидел, как трое местных жителей кивнули друг другу, и поднялся из-за стола.
– У тебя есть машина? – спросил он Колина.
– Конечно. Ты же сам говорил: на поездах не ездить.
– Садись в нее и мотай поскорее отсюда. Я сам обо всем позабочусь.
Колин посмотрел на приближающихся громил, мысленно прикидывая свои шансы на победу. Он уже много лет не бывал в подобных переделках.
– Увидимся на Таллспринге.
Колин надел свою дурацкую шляпу и сделал три шага к задней двери.
Лоренс поднялся и, тяжело вздохнув, посмотрел на противников. Сегодня не тот день, чтобы мочиться на деревья, дабы пометить территорию. Этот бар был выбран специально, чтобы никто в «Зантиу-Браун» не узнал об их встрече. А Таллспринг – то единственное место, где его может ожидать мало-мальски достойное будущее. Другого выбора ему просто не оставалось.
У того, что вышел вперед – естественно, самого крупного, – на губах играла улыбка человека, который знает, что непременно забьет решающий гол. Два его спутника держались чуть позади; один был едва ли не подросток, чуть пошатывающийся от выпитой банки пива, другой, парень постарше, – в облегающей джинсовой жилетке, весь покрытый татуировками и шрамами от старых ножевых ранений.
Все начнется с того, что один из них скажет нечто вроде: «А я-то думал, что ваш брат-солдат считает ниже своего достоинства выпивать в нашем обществе». Смысл слов не важен, важен сам факт словесной перебранки, которая будет продолжаться до тех пор, пока у одного из ее участников не лопнет терпение и он не ударит первым. Старый как мир примитивный ритуал любого низкопробного бара на любой заселенной людьми планете.
– Не надо, – спокойно произнес Лоренс, прежде чем они перешли к нападению. – Просто закройте рты и идите на свое место. Я ухожу.
Крупный ухмыльнулся, словно желая сказать: «Я же говорил вам, что он слабак», и презрительно фыркнул.
– Никуда ты не уйдешь, солдатик. – Он занес громадный кулак.
Лоренс слегка покачнулся. Его движения были отточены до автоматизма. Он изо всех сил пнул обидчика в колено. Парень в джинсовой жилетке схватил стул и ударил, целясь противнику в голову. Массивная правая рука Лоренса парировала неуклюжее орудие. Одна ножка стула задела Лоренса чуть выше локтя. Лоренс даже глазом не моргнул, не говоря уже о том, чтобы вскрикнуть от боли. Потеряв равновесие, нападающий качнулся назад. Казалось, будто он попал по камню. Парень посмотрел на руку Лоренса, и его глаза расширились от ужаса. Даже своим затуманенным алкоголем мозгом он осознал, что к чему.
По всему бару посетители, отодвигая стулья, поднимались из-за столов, чтобы подоспеть на помощь сотоварищам.
– Нет! – закричал человек в жилетке. – На нем «кожа»!
Это не возымело никакого воздействия. Подросток потянулся к большому ножу, висящему у него на поясе. Нападающие плотным кольцом обступали Лоренса, не обращая внимания на предостережения.
И тогда Лоренс быстрым движением выбросил вперед правую руку.
Выходя из бара, Лоренс с силой захлопнул за собой дверь. Его душила злость, и чтобы хоть как-то с ней совладать, он машинально поправил шляпу. Черт бы побрал подразделение вооружений. Эти идиоты вечно опасаются, как бы чего не вышло, но получается с точностью до наоборот. Он видел, как двое из нападавших, лежа на полу, начали биться в конвульсиях. Куда там простое обездвиживание – уровень токсинов просто зашкаливал. Так что скоро в баре станет очень даже шумно: туда вот-вот прибудут полицейские.
За одним из столиков на веранде, изучая заламинированные листы меню, сидела парочка латиноамериканского происхождения. Лоренс вежливо улыбнулся им и зашагал по центральной улице к подвесной дороге.
Когда над городом появился вертолет Саймона Родерика, вся центральная улица Куранды была запружена полицейскими машинами и каретами «скорой помощи». Машины застыли под разными углами друг к другу, перегораживая дорогу на расстоянии тридцати метров с каждой стороны бара. Очевидно, дорожное движение на улицах Куранды вообще не регулировалось. Вполне в духе типичных атавизмов этого города.
При виде такого хаоса Родерик удивленно покачал головой. Не повезло тем пострадавшим, которые нуждались в срочной медицинской помощи, поскольку ближе всего к бару стояли полицейские машины. Врачи в спецодежде зеленого цвета сновали туда-сюда с носилками. От напряжения на их лицах выступил пот.
– Боже, да это просто стадо баранов, – пробормотал Адул Кван, сидевший позади Саймона. Чтобы как следует рассмотреть город, сотрудник разведотдела Третьего флота прижался лицом к боковому окну вертолета. Кван был не любитель пользоваться ПНИ – прямым нейронным интерфейсом, – от переключения ракурсов наблюдения у него кружилась голова. – Надо предложить им, чтобы передоверили нам проведение гражданских операций. По крайней мере позволили взять на себя контроль и координирование действий со стороны ИР. Ведь это же каменный век, да и только!
– У нас имеется разрешение на деятельность лишь в пределах города, – ответил Саймон. – У каждого из наших людей есть что-то вроде медицинского монитора на случай, если возникнут проблемы. Если необходимо, мы можем забрать пострадавшего откуда угодно. А это для нас самое главное.
– Что ж, неплохой пиар. Использование ресурсов корпорации ради помощи гражданскому населению.
– Если им нужна наша помощь, они должны участвовать в финансировании, делать капиталовложения и принимать участие в наших делах.
– Верно, сэр.
Саймону в голосе собеседника послышался скепсис, но он оставил его слова без комментариев. Чтобы добиться своего нынешнего положения, Адул вложил в «Зантиу-Браун» немало личных финансовых средств, но даже это не помогло ему понять, что значит быть до конца преданным компании. На самом деле, подумал Саймон, этого не понимает никто, кроме него самого. Впрочем, со временем все изменится.
Саймон при помощи личного навигационного устройства отдал несколько распоряжений автопилоту, и вертолет описал круг над маленьким парком в дальнем конце центральной улицы. Подлетая к поросшей кустарником местности – судя по всему, это была посадочная зона, – он заметил, что кто-то, скорее всего подростки, с помощью баллончика когда-то нарисовал на рифленой крыше заброшенного магазинчика открытый глаз. Поблекший сине-зеленый символ был достаточно велик, чтобы смотреть вверх на вертолеты подразделения стратегической безопасности, кружившие в небе над городом. Подобно глазу огромного портрета, это одинокое око неотрывно следило за Саймоном, когда его вертолет выпустил шасси и приземлился на запекшуюся от зноя землю. Во все стороны полетели жестяные банки и бумажный мусор. Фюзеляж поменял цвет с голубовато-серого на зловещий матово-черный.
Саймон подождал пару секунд, пока замолкнут турбины двигателя. Его персональный ИР увеличил число коллекторов для сбора информации, поступавшей от срочных служб, из местной базы данных. Самые важные сообщения передавались через его компьютерную сеть. В поле непосредственного зрения, невидимая человеческому глазу, на оптронической мембране уже возникла сетка дисплея, которая, кстати, ничуть не мешала видеть обычным физическим зрением. И все же, несмотря на обилие переданной информации, Саймону катастрофически не хватало фактов. Никто пока так и не выяснил, что же на самом деле произошло. На данный момент у них имелось лишь одно неподтвержденное сообщение о том, что кто-то в «коже» – так в народе называли боевой спецкостюм – устроил в баре настоящее побоище.
Внимание Родерика привлек канал, по которому передавалась медицинская информация. Как только он ступил на землю из кабины вертолета, перед ним возникли пять диаграмм с высоким разрешением. Анализаторы крови, которыми пользовались врачи, установили связь с главным медицинским банком данных в Кэрнсе; нужно было по химическим профилям определить тип отравляющего вещества.
Саймон надел на нос старомодные солнечные очки.
– Интересно, – пробормотал он. – Вам видно?
Он быстро отправил копии результатов анализа в подразделение биологического оружия, откуда тотчас был получен положительный ответ и по закрытому каналу передал информацию дальше, Адулу.
– Токсин спецкостюма, – заметил Адул. – Передозировка парализующего вещества. – Он неодобрительно покачал головой и развернул солнцезащитные мембраны. – Один случай определенно с летальным исходом. А те двое, с аллергической реакцией, будут постоянно страдать нервными расстройствами.
– Это в лучшем случае, – ответил Саймон. – При условии, если врачи быстро доставят их в больницу. – Он провел рукой по лбу, вытирая пот. – Ну и пекло!
– Может, стоит доставить в реанимацию противоядие?
– Для нервно-паралитических токсинов противоядие бесполезно. Они сами выводятся из организма. Именно для этого они и предназначены.
– Такой высокий уровень токсинов ляжет дополнительной нагрузкой на почки.
Саймон остановился и взглянул на Адула.
– Друг мой, мы прибыли сюда, чтобы расследовать, как и почему был применен этот яд, а вовсе не для того, чтобы выхаживать тупоголовое местное население.
– Да, сэр.
Снова этот тон. Кажется, пора, решил Саймон, задуматься о полезности Адула как сотрудника службы безопасности. Нет, эмпатия, конечно, ценная черта, но когда она перерастает в сочувствие…
Они с трудом пробрались сквозь лабиринт машин, припаркованных на главной улице. Немногочисленные свободные проходы были запружены людьми – мрачными и молчаливыми местными жителями и испуганными, возбужденными туристами. Веранда бара была оцеплена офицерами полиции в шортах и накрахмаленных белых рубашках; стражи закона всем своим видом пытались показать, что явились сюда по крайне важному делу. Их шеф, высокая женщина-капитан лет сорока пяти, стояла у перил, слушая доклад молодого взволнованного констебля.
Личный ИР Саймона немедленно сообщил ему, что ее зовут Джейн Файнмор. На виртуальной зрительной сетке развернулась страница с ее послужным списком. Саймон быстро просмотрел его и тут же закрыл.
Увидев, что к ним приближаются Саймон и Адул, полицейские как по команде умолкли. Капитан Файнмор тоже повернулась в их сторону; она окинула взглядом лиловую форменную рубашку Адула, и в ее глазах промелькнуло презрение. В отличие от коллеги, Саймон был в консервативном деловом костюме, с небрежно переброшенным через плечо пиджаком. Поняв, кто перед ней, капитан Файнмор поспешила придать лицу непроницаемое выражение.
– Чем могу вам помочь? – спросила она.
– Боюсь, что как раз таки наоборот, капитан… э-э-э… Файнмор, – с улыбкой ответил Саймон, сделав вид, что впервые прочитал ее имя на значке, приколотом к лацкану формы. – Мы перехватили сообщение о том, что некто в «коже» совершил здесь противозаконные действия.
Капитан уже собралась что-то ответить, когда дверь бара с грохотом распахнулась и оттуда торопливо вышла группа врачей с носилками. Саймон спешно отступил к перилам веранды, уступая дорогу. На шее и запястьях пострадавшего были надеты медицинские браслеты, маленькие лампочки-индикаторы беспрерывно мигали. Человек был без сознания, все его тело сотрясали конвульсии.
– Я пока не нашла этому подтверждения, – раздраженным тоном ответила капитан Файнмор, когда врачи оказались вне пределов слышимости.
– Но таково было первичное сообщение, – сказал Саймон. – И поэтому я намерен присвоить делу первую категорию важности. Если кто-то в боевом костюме свободно разгуливает по городу, его нужно немедленно поймать, прежде чем ситуация обострится еще больше.
– Я отдаю себе в этом отчет, – сухо произнесла капитан Файнмор. – Я уже отдала распоряжение привести наше вооруженное тактическое подразделение в состояние боевой готовности.
– Я отношусь к вам с глубоким уважением, капитан, но все же считаю, что лучше всего с такой ситуацией справится отряд по подавлению беспорядков из нашего подразделения внутренней безопасности. Тот, на ком надета «кожа», имеет огромное преимущество над всем вашим вооруженным подразделением.
– То есть вы хотите сказать, что мы не способны справиться с ситуацией?
– Я предлагаю помощь.
– Ну что ж, спасибо. Даже не знаю, что бы мы без вас делали.
Вокруг Саймона сновали офицеры полиции, но на его лице застыла невозмутимая улыбка.
– Позвольте поинтересоваться, откуда поступило первичное сообщение?
Капитан Файнмор кивком головы указала на бар.
– От официантки. Когда преступник открыл огонь, она спряталась за стойкой. Сама она не пострадала.
– Мне бы хотелось поговорить с ней.
– Она все еще в состоянии шока. Я попросила специально обученных офицеров поговорить с ней.
Саймон через сетевой интерфейс отправил сообщение на свой личный ИР. У капитана Файнмор СИ не было; бюджет государственной полиции Квинсленда не мог этого позволить, однако от Саймона не скрылось, что радужная оболочка ее глаз имеет фиолетовый оттенок – ага, значит, она носит оптронические мембраны скоростного доступа к базам данных.
– А больше никто не видел человека в «коже»? Вряд ли он мог остаться незамеченным.
– Нет… – Капитан напряглась; в ее мембранах развернулся список. – Лишь один предположительный случай. – Теперь она говорила медленно, тщательно обдумывая каждое слово. – Именно по этой причине я воздержалась от того, чтобы объявить в городе чрезвычайное положение.
– Значит, найти преступника – ваша первейшая обязанность. Чем дольше вы будете тянуть время, тем шире будет зона чрезвычайного положения и тем меньше шансов на то, что вам удастся поймать злоумышленника.
– Я уже отправила патрульные машины по главной дороге до самого Кэрнса, а офицеры полиции проверяют вокзал подвесной дороги и железнодорожную станцию.
– Отлично. Так я могу поприсутствовать на допросе официантки?
Капитан Файнмор в упор посмотрела на него. В голосе Саймона явственно слышалось предостережение, притом не только его личное, но и от имени канцелярии губернатора штата. Правда, оно было озвучено в частном порядке, что позволяло капитану сохранить авторитет в глазах подчиненных. Ведь, конечно, не хочется, чтобы ей выговаривали публично, что раз и навсегда погубило бы ее карьеру на пике славы.
– Да, вероятно, она уже оправилась от шока, – произнесла Файнмор таким тоном, словно делала ему одолжение.
– Спасибо, вы очень любезны. – Саймон распахнул дверь и вошел в бар.
В баре находились десятка полтора врачей, сражавшихся за жизнь пострадавших от отравляющего вещества. Они то и дело выкрикивали распоряжения и просьбы, отчаянно рылись в медицинских сумках в поисках необходимых противоядий; повсюду было разбросано всевозможное медицинское оборудование. Их оптические мембраны пестрели данными о разнообразных видах лечения.
Пострадавшие тряслись и дрожали, барабанили пятками по полу. Они исходили потом и стонали от болезненных кошмаров. Один из них был упакован в черный пластиковый мешок.
Саймону уже приходилось видеть подобные сцены во время военных кампаний. Обычно даже в более грандиозном масштабе. Один хорошо подготовленный солдат в боевом спецкостюме способен расправиться с целой толпой. Саймон осторожно обошел тела пострадавших, стараясь не мешать врачам. Офицеры полиции и представители судебных органов внимательно рассматривали столы и стены.
Официантка сидела за стойкой в дальнем конце бара, крепко сжимая в руке бокал с виски. Это была женщина средних лет, с мясистым лицом и старомодной химической завивкой. Вряд ли от такой можно добиться чего-либо вразумительного.
Саймон с отвращением отметил, что в ее ДНК, судя по всему, нет ни одной модифицированной хромосомы. Учитывая ее происхождение, данный факт, несомненно, означал, что у этой особы низкий интеллект, плохое состояние здоровья и полное отсутствие каких-либо активных жизненных устремлений.
Рядом с ней на табуретке сидела женщина-полицейский; на лице ее читалось сочувственное выражение. Если бы эта дамочка внимательно слушала, что ей говорят, когда она проходила спецподготовку, подумал Саймон, то первым делом вывела бы несчастную официантку на улицу, подальше от жуткой картины.
Саймон не сумел через свой ИР узнать имя официантки. Очевидно, в этом питейном заведении не было никаких бухгалтерских или управленческих программ. ИР не сумел даже найти никакого связующего звена с базой данных. Единственное, чем мог похвастаться бар, – это телефонная линия.
Саймон уселся на свободный табурет рядом с официанткой.
– Здравствуй, как ты себя чувствуешь… э-э-э?
Заплаканные глаза уставились на него.
– Шарлин, – прошептала женщина.
– Шарлин. Не дай бог никому угодить в такую передрягу. – Он улыбнулся женщине-полицейскому. – Мне бы хотелось немного поговорить с Шарлин наедине.
Та презрительно посмотрела в его сторону, однако, не проронив ни слова, встала и вышла. Наверняка пойдет жаловаться капитану Файнмор.
Адул стоял за спиной у Шарлин, разглядывая бар. Присутствующие старались обходить его стороной.
– Мне нужно знать, что здесь у вас произошло, – сказал Саймон. – И как можно быстрее.
– О боже! – вздрогнула Шарлин. – Это был сущий кошмар. Такое даже страшно вспомнить. – Она попыталась поднести к губам виски, однако Саймон накрыл ее руку своей, не давая поднять бокал, и женщина растерянно заморгала.
– То есть он тебя сильно напугал, верно?
– Еще как напугал!
– Что ж, оно понятно. Как ты сама увидела, ему ничего не стоило причинить тебе боль. Мне же, с другой стороны, ничего не стоит погубить всю твою жизнь одним-единственным словом. Но я не остановлюсь на этом, я уничтожу заодно и всю твою семью. Никто из них больше никогда не получит работы. Никогда. Их будет ждать лишь пособие для нищих и жалкое существование в течение многих поколений. А если ты станешь меня раздражать еще больше, то лишишься даже этого пособия. Или ты хочешь вместе со своей матерью стать утехой для солдат из «Зантиу-Браун»? Потому что только такая участь тебе и останется. Вас обеих будут насиловать до тех пор, пока вы раньше времени не сдохнете на Кэрнс-Стрип.
Шарлин от удивления разинула рот.
– А теперь расскажи мне то, что я хочу знать. Напряги то жалкое количество серого вещества в твоей голове, которое ты называешь мозгами, и тогда, возможно, я награжу тебя. Так что ты выбираешь, Шарлин? Будешь раздражать меня или сотрудничать?
– Я хочу вам помочь, – испуганно пробормотала официантка.
На лице Саймона появилась широкая улыбка.
– Вот и замечательно. Ну, так что, на нем была «кожа»?
– Нет. Не совсем. Это его рука. Я заметила, когда он покупал пиво. Она была такая большая и странного цвета.
– Как будто загорелая?
– Да. Точно. Темная, но не такая, как у аборигенов.
– Только его рука?
– Да. А еще у него на шее были такие клапаны вроде жабр. Знаете, как болты у Франкенштейна, только не железные. Я заметила их прямо над воротником.
– Ты в этом точно уверена?
– Да. Я ничего не выдумываю. Это был солдат «Зантиу-Браун».
– Значит, все было так: он зашел в бар и всех тут перестрелял?
– Нет. Он разговаривал с каким-то человеком. Потом к нему подошел Джек и еще двое. Думаю, они нарывались на неприятности. Джек всегда так себя ведет, хотя вообще-то он неплохой парень. А потом началось!
– Тот человек выпустил парализующие стрелы и сразил всех наповал?
– Да. Сначала я увидела, что он высоко поднял руку, и кто-то крикнул, что он в «коже». Я спряталась под стойку бара. Затем я услышала, как все кричат и падают. Когда я поднялась, все они лежали на полу. Я подумала… подумала, что все они мертвы.
– И ты позвонила в полицию?
– Да.
– Ты когда-нибудь раньше видела этого человека?
– Не думаю. Но, возможно, он уже бывал здесь. Здесь у нас бывает много народу.
Саймон окинул взглядом бар, едва не поморщившись от отвращения.
– Верю. А что это за человек, с которым он разговаривал? Его ты видела раньше?
– Нет, но…
– Что?
– Он тоже был из «Зантиу-Браун».
– Ты уверена?
– Да. Я работала в барах по всему Кэрнсу. Волей-неволей начинаешь узнавать солдат, и не только по их клапанам.
– Хорошо. Значит, преступник вошел, купил пиво, затем подошел к другому солдату, верно?
– Да. Именно так.
– Постарайся вспомнить, удивился ли кто-нибудь из них, увидев здесь другого?
– Нет. Тот, который пришел сюда первым, выпивал в одиночку, словно поджидал кого-то.
– Спасибо, ты нам очень помогла.
Когда Саймон вышел из бара, капитан Файнмор удивленно посмотрела в его сторону.
– Что случилось?
– Ничего, – ответил он. – Это была не «кожа». Преступник воспользовался каким-то парализующим пистолетом. Полагаю, отравляющее вещество произведено в какой-нибудь подпольной лаборатории. Жаль только, что химик был не слишком внимателен, когда пытался воспроизвести нужную молекулярную структуру.
– Жаль? – Капитан Файнмор плотно сжала губы. – У нас один летальный исход, и одному только Богу известно, выживут ли остальные.
– Тогда вы должны быть рады, что мы не будем вам мешать, – произнес Саймон, жестами пытаясь подчеркнуть смысл сказанного. – Все это дело теперь ваше. Но если вам понадобится помощь в поиске преступника, смело обращайтесь. Нашим ребятам никогда не повредит тренировка в боевых условиях.
– Буду иметь в виду, – не слишком вежливо ответила Файнмор. Как и ранее, полицейские и представители местного населения с враждебным молчанием расступились перед Саймоном. Тот быстро запустил двигатели вертолета и поднял винтокрылую машину в воздух. Через его персональный ИР поступило донесение, что никто самовольно не брал и не похищал спецкостюма из арсенала в Кэрнсе.
– Это надо проверить, – сказал он Адулу. – Я хочу знать, кто же все-таки был в «коже».
– Какой-то солдат устроил потасовку в баре. Вы и в самом деле считаете, что это для нас важно?
– Само происшествие не важно. Важен факт, что нет никаких сообщений о пропаже костюма. И мне интересно, почему эти двое решили встретиться в захудалом баре.
– Да, сэр.
База Третьего флота компании «Зантиу-Браун» расположилась в старом международном аэропорту Кэрнса, к северу от города. Коммерческих рейсов больше не было; основным транспортным средством служил транс австралийский поезд на магнитной подушке, со скоростью пятьсот километров в час перевозивший на север страны грузы и пассажиров. Теперь на бетонированные площадки бывшего аэропорта приземлялись эскадрильи вертолетов Третьего флота, космические корабли и несколько темных, похожих на ракеты сверхзвуковых самолетов; восемь старых грохочущих машин с турбовинтовыми двигателями осуществляли наблюдение и вели спасательную деятельность на пространстве до Новой Гвинеи. В результате воздушное пространство над Кэрнсом было самым оживленным во всей Австралии после Сиднея, главного аэропорта страны, куда сходилось большинство маршрутов оставшихся авиалиний. На смену природным нефтесодержащим продуктам пришло синтетическое кислородное топливо, более надежное в экологическом плане, но относительно дорогостоящее, отчего воздушные перелеты стали по карману лишь правительству, крупным корпорациям и богатым туристам – совсем как в начале двадцатого века, когда авиаперелеты были еще в новинку.
Массовый туризм постепенно шел на убыль, сельское хозяйство оказалось практически уничтоженным – продукты питания теперь синтезировали промышленным способом, к тому же значительно снизилось ультрафиолетовое излучение. Квинсленд быстро превращался в экономическую пустыню, и тут в 2265 году корпорация «Зантиу-Браун» предложила необлагаемую налогами программу по строительству космопорта для запуска кораблей на земную орбиту.
В те времена сделка преследовала чисто коммерческие цели. Грузовые корабли отправляли фабричные модули на орбитальные станции и возвращались с ценными продуктами, произведенными в условиях невесомости, в то время как пассажирские ракеты доставляли колонистов на межзвездные суда. После 2307 года ситуация начала меняться. Извлечение прибыли стало новым приоритетом, соответственно изменилась и природа грузов, поднимаемых на орбиту. В течение десятилетия число колонистов, вылетающих из Кэрнса, упало практически до нуля. Вместо них на космических кораблях стал летать персонал подразделения стратегической безопасности. Промышленные перевозки уступили место системам технической поддержки Третьего флота.
База расширялась, строились казармы для солдат и квартиры для офицеров стратегической безопасности. Службы инженерной и технической поддержки соорудили для себя целые ряды зданий, напоминающих склады. Появились новые ангары и мастерские для наземной стоянки и технического обслуживания вертолетов. Огромные участки правительственных земель были взяты в аренду для проведения учений. И, конечно же, всем этим нужно было управлять. У подножия холмов выросли огромные башни из стекла и гранита; окна офисов выходили на базу космопорта и океан.
Офис Саймона Родерика занимал половину верхнего этажа самого нового и шикарного здания во всем небольшом управленческом анклаве «ЗБ». Не успел его вертолет произвести посадку на крыше, как Саймон тотчас окунулся в привычную атмосферу административного корпуса – принял участие в нескольких заседаниях плановых комитетов, посетил ряд тактических совещаний. Начальники разных служб заходили к нему в кабинет, словно это был какой-то перевалочный пункт, – каждый со своим предложением, жалобой или отчетом. Саймона всегда удивляло, почему в век, когда решение практически всех вопросов на свете зависело от Искусственного Разума, мало чего можно достичь без участия и руководства со стороны человека. Практически все, кого он знает, время от времени нуждаются в хорошем пинке под задницу, чтобы не сидели сложа руки, а вели себя как и полагается взрослым, а не малым детям. Увы, тут были бессильны даже нейротроны с квантовыми переключателями.
Пробыв в своей должности три года, Саймон понимал, что после таллспрингской кампании совет «Зантиу-Браун» ждет от него подробного пакета рекомендаций. Подразделение стратегической безопасности Третьего флота в течение пяти лет неуклонно росло и расширялось, отчего в нем теперь имелось столько офицеров и управленцев, что оно было готово вот-вот лопнуть.

Дракон поверженный - Гамильтон Питер Ф. => читать онлайн книгу далее

Комментарии к книге Дракон поверженный на этом сайте не предусмотрены.
Было бы прекрасно, чтобы книга Дракон поверженный автора Гамильтон Питер Ф. придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете порекомендовать книгу Дракон поверженный своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Гамильтон Питер Ф. - Дракон поверженный.
Возможно, что после прочтения книги Дракон поверженный вы захотите почитать и другие книги Гамильтон Питер Ф.. Для этого зайдите на страницу писателя Гамильтон Питер Ф. - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Дракон поверженный, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Гамильтон Питер Ф., написавшего книгу Дракон поверженный, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Дракон поверженный; Гамильтон Питер Ф., скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно