ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Белохвостов Денис

Дон Кихот с «ядерным» чемоданчиком


 

На этой странице выложена электронная книга Дон Кихот с «ядерным» чемоданчиком автора, которого зовут Белохвостов Денис. В электроннной библиотеке LitKafe.Ru можно скачать бесплатно книгу Дон Кихот с «ядерным» чемоданчиком или читать онлайн книгу Белохвостов Денис - Дон Кихот с «ядерным» чемоданчиком без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Дон Кихот с «ядерным» чемоданчиком равен 262.47 KB

Дон Кихот с «ядерным» чемоданчиком - Белохвостов Денис => скачать бесплатно электронную книгу



Денис Белохвостов
Дон Кихот с «ядерным» чемоданчиком
«…поцелуй и руку возьми
и посмотри что мы наделали…»
«Линда»
* * *
Ракеты Глебу нравились с самого раннего детства. Первую модель из бумаги он сделал еще учась в первом классе. Правда помогал ему в этом отец. Двигатели он смастерил из «быстрогорящей» целлулоидной пленки, свернув ее в трубочку и потом завернув в фольгу, выпрошенную на кухне у готовящей обед матери. В то время это был дефицит. Ракета естественно никуда не полетела, сгорев «на стартовой площадке» – песочнице в его дворе. Но Глеб навсегда запомнил свист «двигателей» и дым, вырывавшийся в первые секунды из ракеты. Когда во втором или третьем классе, точно он не помнил, учительница стала спрашивать детей кто кем хочет стать, он поднялся и гордо выпалил:
–Инженером-ракетчиком!
На фоне общих ответов других учеников типа «строителем», «водителем», это выглядело необычно и класс невольно затих. Но учительница продолжила опрос и спокойно Глеб сел на свое место. Отец и мать Глеба работали на оборонном предприятии, учительница знала это. В классном журнале, в графе «Место работы родителей» у Глеба стоял пресловутый П/Я(почтовый ящик) № ….. Поэтому ничего странного в том их сын хочет, как тогда писали в газетах «идти по стопам родителей» она не усмотрела.
А в четвертом классе Глеб пошел в технический кружок. Он записался туда сразу как только узнал, что там делают модели ракет. У него самого пока мало что получалось, все сделанные им ракеты или взрывались прямо на старте или дымили и никуда не летели. Несмотря на то, что в качестве начинки для двигателей он пытался использовать все: от охотничьего пороха, «разбавленного» селитрой, до целлулоидной стружки. Только один раз ракета поднялась в воздух на несколько метров, и отклонившись в сторону, застряла в ветвях старого дерева. Глеб чуть не плакал. Не будь этого дуба, может ракета взлетела бы выше. В техническом кружке он впервые сделал ракету, которая полетела. И полетела высоко. Глеб с восторгом смотрел как она стремительно рванула вверх, превратившись в маленькую точку. Потом раскрылся парашют и модель плавно опустилась на землю. Прозанимавшись в кружке два года, он не только многое усовершенствовал в моделях ракет, которые там изготавливали, но и пытался экспериментировать. Сделал двухступенчатую ракету, которая летала раза в полтора выше обычной, смастерил дистанционный электрозапал, для зажигания двигателей, работающий на батарейках. До него в кружке пользовались самодельными фитилями. Но преподаватель, который занимался с детьми, не был рад инициативе нового ученика, в основном он учил ребят работать на станках, а модели ракет служили лишь своеобразной «приманкой» для вновь приходящих. Корпус склеивался из бумаги, в качестве двигателя использовалась охотничья гильза, набитая самодельным порохом. Когда Глеб предложил сконструировать модель побольше – около метра высотой и с несколькими двигателями, преподаватель категорически запретил ему это делать. Глеб обиделся, но не подал вида, он многому научится за время работы там, в том числе подчерпнул знания о металлах, и как их обрабатывать на станках, получая из заготовки нужную деталь. Глебу стало неинтересно в техническом кружке и он ушел оттуда. Но мечтать о том как бы сделать большую ракету не прекратил.
Он часто брал в отцовской библиотеке книжку по баллистике. В тексте и формулах он естественно ничего не понимал, но там были фотографии запусков настоящих военных ракет. Он мог часами листать ее и смотреть на фотографии, где из шахт или из воды вырывались в небо мощные монстры войны.
В начале шестого класса отец впервые взял его с собой на работу. Точнее Глеб упросил его об этом под предлогом, что все одноклассники уже побывали на работе у родителей, а он – нет. Отец сначала отнекивался, постоянно повторяя, что у них режимный объект, но потом пообещал попробовать сделать так чтобы Глеба пропустили через проходную. Это оказалось гораздо легче, чем он предполагал. Волновался больше всего отец, объясняя вахтерше, что мальчику надо пройти с ним, потому что сегодня его не с кем оставить. Та только улыбнулась и сказала:
–Да проходите, что я сама не знаю, как это когда ребенок без присмотра.
Так Глеб попал на оборонный завод.
На этом заводе делали и испытывали третьи ступени настоящих ракет для вывода спутников на орбиту. Глеб с интересом и каким-то внутренним трепетом смотрел на дюзы, переплетение металлических и резиновых трубок и множество других, непонятных для него узлов, когда отец показывал ему цех окончательной сборки. Сам отец работал в Вычислительном Центре, занимаясь прочностными расчетами и имитацией испытаний готовых двигателей. Он с воодушевлением показал и рассказал Глебу об устройстве ЭВМ – больших шкафов с микросхемами и постоянно крутящимися наверху вентиляторами. Объясняя что значат появляющиеся на мониторе маленькие зеленых цифры и латинских буквы. Глеб мало что понял, но ЭВМ ему понравилась, особенно когда отец запустил игру, где надо было из квадратиков, соединенных как придется, собирать целые строки. Отец хотел показать Глебу еще много чего на его взгляд интересного, но зазвонил телефон, и после недолгого разговора, отец вздохнул и пожав плечами, позвал Глеба, сидящего за монитором. Отцу надо было браться за срочную работу и времени дальше заниматься с сыном у него не оставалось. Но зная его мальчишескую страсть к разным железкам и понимая, что в отделе Глеб начнет скучать и отвлекать других сотрудников от работы, отец отвел его на свалку завода, куда свозились все бракованные или не прошедшие испытания узлы и детали.
–Ты поиграй там пока, – пояснил он ведя сына по огромной территории к свалке, – можешь крутить и отворачивать все что хочешь. Там работает мой хороший знакомый Иван Дмитриевич, а в пять часов я за тобой зайду. Извини, но сейчас конец квартала и испытания обязательно надо завершить на этой неделе.
Собственно на свалку, в общепринятом значении этого слова, то что увидел Глеб было совсем не похоже. Большой навес под которым складировались ценные блоки и детали, которые потом должны были отправить на переплавку или использовать для производства других «изделий». А вот за этим навесом располагалась самая настоящая свалка, там стояли ржавые корпуса машин, цистерны с многочисленными вмятинами, и много другого, ненужного никому металлолома, лежащего здесь уже несколько лет. Хороший знакомый отца, завсклада выбракованных изделий, так официально называлась его должность, Иван Дмитриевич, оказался добродушным старичком, чем-то похожим на преподавателя в техническом кружке Глеба, с той лишь разницей, что от Ивана Дмитриевича неприятно несло спиртным.
–Вот паренек, тут все мое хозяйство, – сразу начал хвастаться он, ведя Глеба между нагромождением разных железок, – тут всего полно. Ракету собрать можно. Да что там ракету – космический корабль.
–Не, – Глеб покосился на переплетение проводов в списанном генераторе, – ракету не соберешь –слишком сложно.
Старик явно чувствовал себя одиноко на этом складе, куда редко кто заходил. Поэтому он охотно разговорился с Глебом, точнее рассказывал о своей жизни. Глеб слушал внимательно, изредка задавая вопросы, а потом сам рассказал о кружке и ракетах, которые там делал. Время пролетело незаметно, и когда в пять часов за ним пришел отец, Глеб даже удивленно посмотрел на свои часы, решив, что тот зашел за ним пораньше.
–Ты мальчик заходи когда хочешь, – сказал на прощание Иван Дмитриевич, и когда отец отошел, понизив голос, добавил, – тут у меня «вторая проходная» есть, так я тебя через нее могу пропускать. Если тебе для твоего кружка техники чего надо, ну там электромотор списаный или еще что, так ты не стесняйся, у меня этого добра хватает. Вон видишь – ворота с калиткой, ими сейчас никто не пользуется, но там с обратной стороны кнопка звонка есть. Позвонишь – я услышу.
Глеб поблагодарил старика, сказал, что как-нибудь обязательно придет, и побежал догонять отца. С тех пор он довольно часто стал наведывался на свалку. Сначала он просто гулял там и рассматривал разные блоки и узлы, прикидывая, чем они могли быть в ракете, а затем начал некоторые небольшие устройства таскать домой и разбирать на части. Благо до завода можно было проехать на велосипеде минут за двадцать, а Иван Дмитриевич охотно пускал его на свалку, или как он всегда говорил «на склад бракованных изделий». Одновременно Глеб все чаще заходил к отцу, и все больше увлекался ЭВМ и их устройством. Отец много рассказывал ему о работе компьютеров, объясняя их устройство, поэтому через полгода Глеб уже неплохо во всем этом разбирался.
А потом он посмотрел фильм. Это был обычный советский боевик о том как плохие американцы хотят начать ядерную войну, а хорошие «наши» военные и гражданские люди не дают им этого сделать. Глеб обычно никогда не ходил в кино на один и тот же фильм по два раза, но этот фильм он просмотрел целых пять раз. И всего из-за одной сцены, где из подземного бункера запускалась ядерная ракета, которая должна была спровоцировать войну. В этом эпизоде были использованы документальные съемки реального старта. Эта сцена, когда сначала отдаются команды, и после этого из шахты, медленно, с оглушительным грохотом стартует огромная ракета неся смерть миллионам людей, завораживала Глеба. Нажатие кнопки – и планета снова пуста, очищена от людей. «Апокалипсис наступает не в мистическом виде, а вот так, когда его могут вызвать сами люди», – говорил один из героев. Через несколько дней по телевизору он увидел другой, на этот раз документальный фильм о гонке вооружений, и там демонстрировался ядерный взрыв. Вспышка и огромный поднимающийся вверх «гриб». После этих фильмов Глеб долго ходил сам не свой. В голове постоянно крутились картинки старта ракеты из шахты, боеголовки, несущиеся к цели и ядерные взрывы. В школе ему стало доставаться от учителей за невнимательность на уроках, а ребята стали называть его «задвинутым». Вроде как не от мира сего. Он действительно стал рассеянным и погруженным в свои мысли и видения. Однажды на перемене представляя начало мировой ядерной войны, и смотря себе под ноги он налетел на Нелеву, первую отличницу из их класса, которую учителя всем ставили в пример.
–Блин! Смотри куда прешь! – недовольно воскликнула Нелева.
–Сама смотри! – вяло огрызнулся Глеб.
–Эй, Брусникин, ты что это напялил? – вдруг спросила Ленка, показывая рукой на его школьный пиджак. Глеб посмотрел и с удивлением обнаружил, что вместо обычного красного пионерского галстука он надел зеленый – офицерский. Тот, который его дядя привез из армии и еще давно подарил Глебу.
–Я военный специалист! – неожиданно громко крикнул он, так, что Нелева отпрянула, – поняла? Ядерные силы Континентального Союза!
Нелева посмотрела на него широко раскрытыми от удивления глазами, молча покрутила пальцем у виска и пошла дальше по коридору, а Глеб еще долго думал почему это он так назвался. Потом решил, что собственно это и неплохо. Пусть в его воображении будет существовать такая страна – Континентальный Союз, а он там – занимать пост директора несуществующей ракетно-ядерной базы. Эта фантазия сначала увлекла его, а потом постепенно целиком завладела им. Ночью ему часто снился бункер, откуда он отдает команды на запуск, и старты поднимающихся в небо ракет. Когда на Новый Год мать спросила, чтобы он хотел получить в подарок, Глеб попросил сшить ему офицерскую военную форму. Мать этой просьбе удивилась и предложила выбрать что-нибудь другое, сказав, что это очень сложно, но Глеб упорно просил ее именно об этом. Только уточнил, что в форме надо сделать небольшие изменения. Слева на рукаве должна быть эмблема «Ядерных Сил Континентального Союза», изображавшую ракету на фоне земного шара, а на правом рукаве череп в каске с двумя костями и девиз «После нас только Смерть». Мать повздыхала, попеняла на то какая сейчас странные запросы у детей, но в итоге они остановились на варианте, что она подкроит рубашку дяди Сережи и вышьет эмблемы, а брюки Глеб решил оставить школьные. В первый день школьных каникул Глеб с удовольствием примерил форму, которую сам придумал. Из зеркала на него смотрел аккуратный мальчик в армейской рубашке, офицерском галстуке и темно-синих школьных брюках. Глеб удовлетворенно сам себе кивнул.
–Годиться, – сказал он собственному отражению. Рубашку и галстук Глеб пока снял и положил в шкаф. На каникулах случилось еще одно важное событие, когда Глеб вместе с дворовыми друзьями и управдомом пошли в подвал за шлангом, чтобы залить каток. Они часто бывали в подвале, так как с управдомом у них сложились хорошие отношения. Но только в этот раз Глеб почему-то обратил внимание на небольшую железную дверь в кирпичной стене.
–Что там? – спросил он управдома.
–А это… – обернулся тот, – второй мусоропровод.
–Как это второй мусоропровод? – не понял Глеб, – для чего?
–Так наш же дом – экспериментальный. Точнее был построен по экспериментальному проекту. Эти умники-архитекторы посчитали, что одного мусоропровода мало, вот и добавили второй. А в ходе строительства выяснилось, что он нарушает требуемый запас прочности, пришлось его забетонировать, получилось как бы большая колонна, – объяснил управдом.
–А можно посмотреть? – попросил Глеб.
–Да, пожалуйста, – управдом выбрал один из ключей в связке и протянул ему, – если только открыть сможешь. Все равно ничего интересного там нет.
Глеб с трудом открыл старый ржавый замок и потянул на себя дверь. Та нехотя, со скрипом поддалась. За ней находилась каморка примерно два на два метра, а в потолке зияло черное отверстие, примерно метр в диаметре. Стены плавно сходились к нему. Глеб залез в эту комнатушку и задрав голову, всмотрелся в темноту наверху. Но ничего кроме сплошной черноты не увидел. Лишь небольшой сквозняк свидетельствовал о том, что где-то там есть щель и эта вертикальная труба не забетонирована наглухо. «Как в ракетной шахте», – невольно подумал он. В этот момент управдом позвал его, и Глеб, заперев дверь пошел к выходу из подвала.
А ночью ему приснился яркий, красочный сон. Глеб сидел в своем классе, но только вместо столов перед всеми стояли пульты управления ракетами, а на месте классной доски висел огромный экран-дисплей. Он показывал как стартуют ракеты противника и по нему быстро пробегали цифры координат. Глеб знал, что началась ядерная война, а они – ракетная база и надо как можно быстрее запустить свои ракеты. Он пытается нажимать кнопки, но ничего не выходит. Справа от него сидит его друг Мишка, на нем такая же зеленая офицерская рубашка и галстук, как и на Глебе. Глеб не понимает, почему здесь находиться его друг, ведь Мишка учиться в другой, соседней школе. «Коды! Где коды запуска?!», – кричит Мишка, поворачиваясь к нему. Глеб пытается сообразить, где же эти коды, но опять ничего не выходит. Он не знает где они. «У тебя не получиться!», – слышит он голос из-за спины. Обернувшись Глеб видит Нелеву, которая крутит на цепочке ключ. «Получиться! Я запущу ракету прямо из шахты!», – отвечает Глеб и встает чтобы уйти. На этом месте сон оборвался и Глеб проснулся. «Из шахты!!», – эти слова словно эхо крутились в голове. Он приподнялся на локтях в кровати и вслух тихо произнес:
–Шахта у меня уже есть.
Самым трудным было решиться на эту, казавшуюся безумной идею. Глеб сомневался получиться ли у него, и мучился от этих своих сомнений. Но потом он твердо решил начать задуманное дело. Сначала он собрал у себя дома друзей со двора и уговорил их помогать ему. Первой реакцией на его план было дружное кручение пальцами у висков. Но затем, по мере того как Глеб отвечал на вопросы, недоверие сменилось заинтересованностью, а затем и одобрением. В итоге Мишка, Лешка и Ромка согласились помогать ему делать ракету. Осталось «поработать» с управдомом – выпросить ключи от подвала и как-то объяснить, а для чего собственно они ему понадобились. Объяснение Глеб нашел быстро, он сказал, что сейчас по всем районам создаются компьютерные кружки, чтобы дети изучали ЭВМ, так как за вычислительными машинами – будущее. А так как помещений в школе не хватает, то им сказали, что можно переоборудовать под подобный кружок любой сухой подвал. Все это конечно было полной ерундой, но управдом поверил. Глеб похвалил себя за то что раньше никогда его не обманывал и это теперь очень пригодилось. Он получил ключи от подвала, но со строгим напутствием – возвращать их каждый раз, как только они будут расходиться по домам. Это обстоятельство особо не тревожило Глеба, он в тот же день сделал себе в ближайшем «металлоремонте» дубликаты. Завтра, уже вместе с друзьями он пришел в подвал, чтобы еще раз все внимательно осмотреть и прикинуть где что будет находиться. Больше всего Глеб боялся, что стальная труба мусоропровода кончается где-то в районе последнего этажа и там замурована бетоном, но она выходила прямо на крышу, правда была закрыта большой железной заглушкой. «Не проблема, эту заглушку заменим на открывающуюся по команде снизу», – радостно подумал Глеб. Он сильно изменился за эти дни. Теперь у него была цель и он как одержимый добивался ее претворения в реальности. Первым делом он сделал чертежи ракеты. Мать помогла ему вытащить с антресолей свой институтский кульман и достать из-за шкафа старую чертежную доску, к которой он крепился с помощью зажимов. Как выполняются простейшие чертежи и эскизы Глеб знал, он обучился этому еще в техническом кружке. Когда чертежи были готовы, он собрал друзей у себя в комнате и разложил перед ними листы ватмана.
–У ракеты будет четыре двигателя. Четвертый – ослабленный, тогда она полетит по баллистической траектории, – уверенно и твердо заговорил Глеб.
–А куда она полетит? – перебил его Лешка.
–Не знаю, – на это раз неуверенно ответил Глеб, – далеко наверно, если мы ее в высоту три метра сделаем.
–А что у тебя будет вместо боеголовки? – в тоне Мишки послышалась ирония, – как в маленьких ракетах – парашют? Это неинтересно. Вот бы фейверк сделать, типа салюта.
–Я такой фейверк устрою, мало не покажется! – с угрозой в голосе произнес Глеб, – об имитаторе ядерного взрыва слышал?
–И где ты его возьмешь? – не отставал Мишка, хотя о таком устройстве понятия не имел.
–Сам сделаю! – ответил Глеб, – только понадобятся магний, алюминиевая пудра, бензин, и резиновая крошка. Будет конечно не так масштабно, но думаю сойдет.
–А если она взорвется? – впервые подал голос Ромка и уточнил, – прямо в шахте? Что тогда?
–Тогда всем писец, – ответил вместо Глеба Лешка, – причем полный.
–Нет, послушайте, – Глеб поднял руку, прекращая спор в самом начале, – мы не будем ее запускать. Только в крайнем случае. Ну если к примеру война начнется.
–Тогда зачем ее вообще делать? – задал вопрос Мишка.
–Поиграем…, – Глеб замялся, – у меня отец обещал компьютер на работе списать, так я вам покажу что такое компьютерные игры.
–А что, ребята, это же здорово если у нас будет своя ракетная база! – неожиданно поддержал Глеба Лешка. Глеб обвел всех испытывающим взглядом.
–Ну так как? Поможете мне?
–А управдом? – скептически спросил Мишка.
–Его я беру на себя, если он не увидит ракету пока мы ее будем делать, все будет в порядке, – ответил Глеб.
–Тогда можно попробовать, но не думаю, что у нас это получиться, – кивнул Мишка.
–А я целиком «за»! – Лешка с энтузиазмом поднял руку.
–Трудно это, но может что и удастся сделать, – Ромка тоже нерешительно поднял руку вверх.
–Отлично, тогда завтра после школы едем на свалку. На велосипедах, – подвел итог Глеб.
–Так снег еще не сошел…, – возразил Мишка.
–Плевать на снег, – оборвал его Глеб, – да, и надо принести инструменты, дрель там, отвертки и так далее.
На следующий день они все вместе поехали на свалку к Ивану Дмитриевичу. Глеб сказал, что в техническом кружке они сейчас делают новую модель самолета и им надо посмотреть может какие-нибудь детали можно будет использовать в виде заготовок. Иван Дмитриевич охотно разрешил им взять все, что они выберут. Глеб долго ходил между кучами разных труб и блоков, но ничего подходящего не попадалось. Наконец он прямо сказал Ивану Дмитриевичу, что им нужно четыре трубы определенного диаметра – очень прочных и легких. Как быть с соплами Глеб еще не знал, но думал, что по ходу дела найдет решение.
–Э-э-э ребята, это вам надо в «титановый» цех идти, только там такие делают, – посоветовал Иван Дмитриевич, – вот что, у меня там знакомый работает, он вам поможет. Сейчас ему позвоню, – с этими словами он снял телефонную трубку и стал набирать номер.
Сторож свалки договорился со своим знакомым, о том что тот поможет ребятам, и Глеб с друзьями направились в «титановый» цех. По территории завода они шли как можно быстрей боясь нарваться на охрану, велосипеды остались под присмотром Ивана Дмитриевича. Но волновались они напрасно, охрана была только на проходной и никто не обращал внимания на нескольких мальчишек, которых по идее на территории завода быть не должно. В самом цехе они быстро нашли знакомого завскладом. Тот с ходу спросил что конкретно им нужно. Глеб достал из кармана чертеж двигателя и развернул его.
–Это для нашего кружка, – пояснил он, стараясь чтобы голос звучал уверенно, мысленно он похвалил себя за то, что не написал названия детали, – мы хотим победить в соревнованиях по моделированию ракет.
–А зачем вам ее из титана делать? – с сомнением спросил рабочий, – трубу из алюмишки согните, крышку я вам приварю, а это что? – и он ткнул пальцем в сопло.
–Макет сопла, – ответил Глеб, нервно сглотнув, он чувствовал, что его план может сейчас рухнуть.
–Так это что? Твердотопливный двигатель что ли? – рабочий от удивления присвистнул, – метр семьдесят в длину? И вы хотите, чтобы эта ваша ракета полетела?
Продолжить строить свои гипотезы, а точнее разгадать правду Глеб ему не дал.
–Да что вы?! Это же невозможно, такая большая ракета не полетит! – как можно искренней возмутился он, – да и кто же нам позволит запустить такую махину! Мы просто хотим чем-то выделиться на соревнованиях. Из дерева или из алюминия макет и пять метров высотой можно сделать. А мы хотим сделать модель из настоящих, космических материалов, – и он сделал ударение на слове «космических». Рабочий почесал затылок и задумался.
–Космических говоришь? – медленно проговорил он, – ну это тогда лучше из сверхпрочных пластиков сделать – самые новые материалы. Хотя постой, они же засекречены все.
–Вот видите, – подхватил Глеб, – а про титан все знают.
–Дорогой он, – возразил рабочий.
–Так у вас полно на свалке бракованных деталей из него валяется, а нам всего-то надо – четыре трубки, – мягко попросил он, и после паузы добавил, – и сопла.
Рабочий хитро посмотрел на него и проговорил:
–Ладно, годиться, но с твоего руководителя – благодарность и не одна. Понял?
–Понял, – кивнул Глеб и улыбнулся, – а сколько благодарностей?
–Две, как знакомым сделаю, – проворчал рабочий, – приходите через дня два. Только осторожнее проносите бутылки, не у всех на виду. Заверните во что-нибудь.
–Все в порядке, с этим мы справимся. Спасибо, – поблагодарил его Глеб и они с ребятами пошли обратно. По пути они зашли в корпус Вычислительного Центра, где работал отец Глеба. Тот был как всегда занят, но запустил на свободных мониторах пару игр. Пока друзья увлеченно учились играть, Глеб, подошел к нескольким невысоким стойкам с микросхемами и большими дисководами, стоящими отдельно у стены.
–Пап, а это те стойки, которые вы списываете? – спросил он, его взгляд приковал небольшой пульт с кнопками и переключателями на одной из них.
–Да, – коротко подтвердил отец, – меняем оборудование на новое.
–А можно нам одну из них забрать? – опять спросил Глеб.
–Как забрать? – не понял отец и оторвался от монитора, – вы ее не поднимете, да и как вы ее вынесете? Это же режимный объект.
–Через свалку пронесем, – уверенно ответил Глеб, – все конечно сразу не вынесем, но если разобрать и за несколько раз – то получиться.
–Да зачем она вам? – уже удивленно спросил отец.
–А мы в подвале нашего дома мини-вычислительный центр делаем, – с хитрой усмешкой ответил Глеб, – с управдомом я договорился. Ты же сам говорил что мне надо приобщаться к компьютерам. Так как поможешь с оборудованием?
–Ну даже не знаю, – отец снял очки и потер переносицу, – если ты с управдомом договорился… А что вы там хотите устроить? Эта стойка все равно только с другими работать будет. Отдельно она бесполезна.
–Это так, для мебели, – четко ответил Глеб, – ты обещал настоящий компьютер мне принести, так вот – мы его тоже туда поставим. Это и будет наш Вычислительный Центр.
–В подвале вычислительным машинам не место, влажность там большая и трубы текут, – резонно возразил отец.
–У нас там сухо, не беспокойся, а дома место мало – куда мы его поставим? – успокоил его Глеб.
–Хорошо, – сдался отец, – стойку можете забрать. А вот насчет компьютера – посмотрим. Не так просто, знаешь ли, его списать.
Глеб согласно кивнул, он уже знал, что такой ответ отца – практически означал согласие. В этот же день они с друзьями разобрали стойку от вычислительной машины и перевезли ее в подвал.
В самом дальнем углу подвала Глеб присмотрел комнату, видимо спроектированную архитекторами для хранения разного садового инвентаря дворников, но управдом предпочитал все хранить около двери в подвал, чтобы далеко не ходить, а дворники пользовались маленькой пристройкой во дворе. Что самое важное, хоть там трубы и шли по стенам, но не было кранов из которых обычно капала вода. Глеб с ребятами тут же принялись за ремонт. Первым делом они выкрасили стены в белый цвет, чтобы в помещении стало светлее, а вторым – заменили тусклые подвальные лампочки на люминесцентные, «дневного света». Пришлось правда просить помощи у управдома, чтобы подключить их к сети напряжения, но все прошло нормально. Попутно Глеб взял почитать у него книги по электротехнике, чтобы впредь все делать самому. И уже через несколько дней комната была полностью готова к монтажу оборудования. Ракету Глеб решил окончательно собирать прямо в шахте. Он теперь только так называл бывший мусоропровод. Оставалось достать все узлы и материалы. Накопленных денег у Глеба имелось достаточно много по сравнению с другими ребятами его возраста. Он был единственным ребенком в семье и родственники, особенно бабушка с дедушкой его очень любили. Вот и «подкидывали» часто три или пять рублей «на кино и на мороженое». Поэтому проблем с покупкой «благодарности» состоящей из двух бутылок водки не было. Продавщица, смерив взглядом скромного, невысокого, двенадцатилетнего мальчика, поняла, что сам он эту водку пить уж никак не будет и отпустила товар без расспросов. На всякий случай Глеб заказал у того же рабочего и пятый двигатель – для испытания. Ребята перевезли их в подвал и набили стандартным самодельным порохом, который делали в кружке, но Глеб настоял, чтобы в него для увеличения тяги была добавлена алюминиевая пудра и марганцовка.
–Ты с ума сошел, взорвется! – закричал в ответ на это предложение Мишка.
–Посмотрим, – спокойно, но твердо ответил Глеб, ясно дав понять, кто тут главный. Теперь он был командиром бункера в этой странной «игре».
Испытывали они двигатель на пустыре за железной дорогой. Глеб сделал специальную треногу из толстой проволоки, чтобы поставить двигатель вертикально, вставил в сопло электрозапал и отматывая на ходу провод пошел к остальным ребятам, которые залегли в канаве. Немного приподнявшись, чтобы видеть всю установку, Глеб нажал на кнопку, прикрученную изолентой к двум батарейкам и подающую напряжение на вольфрамовую спираль в двигателе. От электрического тока вольфрам должен был раскалиться и поджечь окружающий порох. В первую секунду после нажатия кнопки абсолютно ничего не произошло. Потом из сопла пошел дымок, в следующее мгновение он превратился в огненную струю и двигатель, оставляя за собой белый шлейф дыма, рванулся ввысь. Это произошло так быстро, что Глеб на некоторое время даже потерял его из вида, а когда снова увидел – тот уже превратился в крохотную точку. Правда такой крохотной точкой в небе он пробыл недолго. Через несколько секунд со свистом двигатель врезался в землю неподалеку от них.
–Ни фига себе! – невольно восхищенно выругался Лешка.
–Годиться, – спокойно сказал Глеб, глядя на дымящееся сопло ракетного двигателя, – теперь можно собирать большую ракету.
Им повезло, их «пробного пуска» из взрослых никто не заметил. Ребята унесли отработавший и частично сплющенный спереди двигатель в подвал и в тот же день начали собирать ракету по чертежам Глеба. Отдельным пунктом шла боеголовка. Ее Глеб собирал сам, не доверяя остальным. Это была сложная конструкция: в центре помещался «дымный» наполнитель из смеси резины и марганцовки, вокруг него Глеб засыпал как можно больше магниевого порошка, а третьим слоем шел охотничий порох, который должен был зажечь сразу весь магний одновременно. Порох он выпросил у знакомого мальчика из другого класса, отец которого увлекался охотой, правда пришлось за это отдать несколько рублей и альбом с марками. Боеголовка вышла довольно большой – и напоминала два соединенных вместе оцинкованных ведра. Тонкие алюминиевые емкости для нее Димка нашел на свалке у Ивана Дмитриевича. Мишка глядя на серую металлическую поверхность неодобрительно покачал головой.
–А если она кому-нибудь на голову упадет? – спросил он.
–Я вывел провода электрозапала из боеголовки и подсоединил их к пиропатронам. Как только двигатели потеряют мощность и ракета начнет падать по баллистической траектории, сработают пиропатроны, которые разорвут корпус и вышвырнут наружу боеголовку, одновременно сработает электрозапал самого имитатора ядерного взрыва. Но там у меня стоит замедлитель, – Глеб усмехнулся, подводя итог, – боеголовка взорвется в воздухе, недалеко от земли.
–Погоди, ты же сказал, что мы вообще эту ракету запускать не будем, – заметил Ромка.
–Да?… Верно, поэтому все вопросы отпадают, – резко ответил Глеб, и словно извиняясь добавил, – но ракетная база у нас все же будет. Ведь мы стоим на страже рубежей Континентального Союза!
–Точно, – поддержал его Лешка, – а когда мы за компьютером поедем? Хочется снова в квадратики поиграть.
На этом спор был исчерпан.
В последующие недели сборку удалось полностью закончить и трехметровую ракету на домкратах подняли в трубу мусоропровода, подставив под нее стальную раму как основание. Теперь ракета в шахте находилась как пуля в стволе, оставался только небольшой зазор между стальной стенкой и покрашенным в белый цвет корпусом.
Глеб много общался с людьми на оборонном заводе отца, когда ходил туда за консультациями или деталями. Как-то он обратил внимание на круглые стальные емкости с ввернутым в них трубкой. Они отдаленно напоминали тыквы. Глеб спросил об их назначении и узнал, что это газогенераторы. В них накачивался воздух, а потом они могли быстро его выпустить, создавая высокое давление.
–Видишь ли, мальчик, – объяснил ему один из инженеров, когда Глеб напрямую спросил его о возможности старта небольшой твердотопливной ракеты из шахты, – если ты запустишь «маршевые» двигатели прямо в стартовой шахте, то пока ракета разгонится, велика вероятность, что она просто сгорит или взорвется от давления самих газов. Чтобы этого избежать нужны отводы раскаленных газов или газогенераторы, которые плавно разгоняют и выталкивают ракету из шахты, а вот потом включаются основные двигатели.
От этих слов Глеба прошиб холодный пот, когда он ясно представил, что же могло случиться, если б он решился запустить ракету прямо сейчас. «Отводы нам делать некуда, – решил он, сразу же собравшись и взяв себя в руки, – придется ставить эти, как их, газогенераторы». Несколько не прошедших испытания «шаров» он с помощью приятелей, в тот же день принес со свалки в подвал. Попутно Глеб выпросил у Ивана Дмитриевича небольшой старый компрессор, который они правда еле дотащили до «базы», потратив на это полдня. Монтаж этого нового «оборудования» занял еще месяц. Но к началу мая ракета была готова к пуску. Глеб сам запер железную дверь, а для верности еще заложил ее кирпичами. Цемент и кирпичи он с друзьями позаимствовали с близлежащей стройки. Пришлось правда купить сторожу блок дорогих сигарет. Теперь ракета была полностью замурована в шахте и о ее существовании говорило только несколько проводов, выходивших из бетона.
С электроникой дела тоже шли не хуже. Четыре стойки ЭВМ стояли по углам, придавая пункту управления, так Глеб назвал их комнату в подвале, серьезность и некоторую солидность. Несколько неисправных мониторов, выдававших на экранах сплошные нули и стоящих прямо на списаных пультах тоже делали помещение отдаленно похожим на ракетную базу. Трубы проходящие по стенам окончательно создавали впечатление, что это ракетный бункер. Глеб работал как одержимый, он запоминал и извлекал из памяти множество сведений по разным отраслям техники. Иногда он сам удивлялся, тому что до сих пор не «сбрендил», хотя некоторые его друзья и знакомые были совсем иного мнения. Последним штрихом, завершающим подготовку электронной начинки пункта управления был обещанный отцом компьютер. А вот его Глеб намеревался использовать «по настоящему», в отличие от другой электронной «мебели», то есть напрямую подключить к электрозапалам и газогенераторам. Только с этого компьютера можно было отдать команду «Старт», запустив ракету из шахты. Друзья помогали Глебу с энтузиазмом, но их иногда настораживала его одержимость и упертость, казалось, что иногда он терял связь с реальностью, перемещаясь в какой-то свой, выдуманный мир. Однажды, когда они монтировали Главный Пульт с Красной Кнопкой, Лешка стал играть, крикнув:
–На нас совершено ядерное нападение!
–Всем занять своим места! – тут же откликнулся Глеб, в его глазах при этом появился сумасшедший огонек, – Леха поднимай стратегическую авиацию, Мишка – за пульт ПВО, Ромка – предупреди соседние базы!
–А ты? – Ромка недовольно покосился на Глеба, вылезая с отверткой из-под стола.
–Я введу ядерные коды! И тогда – «Старт», – на полном серьезе заявил Глеб. Тут он пришел в себя, и осмотрелся словно попал сюда впервые, и про себя тихо добавил, – да, нам еще нужны коды доступа.
Подключение компьютера, его настройка и написание программного обеспечения заняли не так много времени как казалось сначала Глебу. Самым тяжелым было добиться того, чтобы по команде с компьютера включались реле механизма запуска. Но он решил этот вопрос просто – подключил их в гнездо, куда должен был подключаться принтер. Обращение программы к принтеру замыкало реле высокого напряжения, а оно в свою очередь подавало основное сетевое напряжение на газогенераторы. Дальше все шло автоматически: после открытия газогенераторов ровно через три секунды электрозапалы поджигали основные двигатели. Как считал Глеб, к этому времени сжатый воздух должен был вытолкнуть ракету из шахты. С написанием управляющей программы ему помог отец. Он конечно не подозревал, что это не детская компьютерная игра, как сказал ему Глеб, а программа управления стартом. Естественно Глеб не мог не предусмотреть защиты от «несанкционированного пуска», как говорил он сам, часто употребляя ракетную терминологию.

Дон Кихот с «ядерным» чемоданчиком - Белохвостов Денис => читать онлайн книгу далее

Комментарии к книге Дон Кихот с «ядерным» чемоданчиком на этом сайте не предусмотрены.
Было бы прекрасно, чтобы книга Дон Кихот с «ядерным» чемоданчиком автора Белохвостов Денис придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете порекомендовать книгу Дон Кихот с «ядерным» чемоданчиком своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Белохвостов Денис - Дон Кихот с «ядерным» чемоданчиком.
Возможно, что после прочтения книги Дон Кихот с «ядерным» чемоданчиком вы захотите почитать и другие книги Белохвостов Денис. Для этого зайдите на страницу писателя Белохвостов Денис - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Дон Кихот с «ядерным» чемоданчиком, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Белохвостов Денис, написавшего книгу Дон Кихот с «ядерным» чемоданчиком, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Дон Кихот с «ядерным» чемоданчиком; Белохвостов Денис, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно