ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Кинг Валери

Опасное пари


 

На этой странице выложена электронная книга Опасное пари автора, которого зовут Кинг Валери. В электроннной библиотеке LitKafe.Ru можно скачать бесплатно книгу Опасное пари или читать онлайн книгу Кинг Валери - Опасное пари без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Опасное пари равен 274.25 KB

Опасное пари - Кинг Валери => скачать бесплатно электронную книгу




«Опасное пари»: Эксмо-Пресс; Москва; 2001
ISBN 5-04-007051-9
Аннотация
Юная леди Элли Дирборн — существо необычное: она много времени проводит за карточным столом, азартно и легкомысленно заключает всевозможные пари… Но она доверчива и простодушна, ее игры — не всерьез. И, заключая очередное пари, она не думает о том, что есть люди, способные на обман и преступление ради достижения своих целей.
Чтобы выиграть пари, она садится за партию в пикет с высокомерным лордом Равенвортом. Эта игра должна решить ее судьбу…
Валери Кинг
Опасное пари
1
Леди Вудкотт нервно взмахнула веером. От воздушной струи затрепетали мелкие черные локоны, обрамляющие ее полное лицо.
— Ах, дорогая моя! — воскликнула она и машинально поправила парик. — Я же просила тебя: не давай ей влезать в эту мышеловку! Ну, вот! Теперь она начнет называть Равенворта репой и всякой прочей капустой, а в итоге окончательно погубит нас!
Легкая усмешка тронула губы Фанни. Она быстро огляделась по сторонам в надежде, что никто не услышал озабоченного голоса ее матери. Слава богу, присутствующим не было дела до этой парочки, стоящей в стороне и не принимающей участия в общем веселье. Бал был в полном разгаре, и разодетые гости с увлечением предавались более важным занятиям: они флиртовали, болтали и ритмично шаркали по паркету под звуки оркестра.
С трудом удержавшись, чтобы не рассмеяться, Фанни попыталась объяснить:
— Но, мама, это же только карточные термины. Из игры в пикет.
Леди Вудкотт поморщилась и негромко застонала, прижав пухлую руку к своей полной груди. Широкие складки ее бордового атласного платья колыхались, вздымались и вновь опадали при каждом вздохе. Откинувшись на спинку дивана, обитую тканью с вышитыми на ней незабудками, леди Вудкотт с трудом перевела дыхание.
— Вот именно! В пикет! — Она говорила все громче, голос ее дрожал. — Нет, Фанни, не спорь со мной, эта девчонка наверняка погубит нас. Ты слышишь? Погубит!
Фанни прикусила губу. Не зная, куда деться от смущения, она принялась разглаживать несуществующие морщинки на своем бледно-розовом шелковом бальном платье. Оно было скромным, как и подобает платью восемнадцатилетней девушки. Да и из украшений на Фанни была лишь нитка жемчуга, матово блестевшая на высоком, надежно прикрывающем грудь лифе.
Подыскивая слова, которые могли бы хоть немного успокоить мать, Фанни задумчиво уставилась на страусовые перья, украшавшие голову леди Вудкотт.
— Но… Но Элли обещала быть сдержанной…
Прищуренные глаза леди Вудкотт стремительно распахнулись.
— Ха! Хотела бы я на это посмотреть. Сдержанная Элинор Дирборн! Да она всю жизнь ходит по лезвию ножа! — Аеди Вудкотт снова тяжело вздохнула и покачала головой. — Ну надо же — пригласить самого лорда Равенворта на партию в пикет! И за что господь покарал меня такой сумасшедшей племянницей? Ведь ей даже невдомек, что она губит нашу семью всякий раз, как только открывает рот. Двух слов не скажет, чтобы не задеть кого-нибудь. А теперь еще и это…
Оркестр продолжал играть, пары — танцевать, а леди Вудкотт вновь энергично заработала веером. Волнение ее все усиливалось, и она добавила, прижав руку к груди:
— Я знаю, что нас ждет. В конце концов разразится страшный скандал, и Салли Джерси разорвет наше знакомство. Вот увидишь, Элли обзовет Равенворта какой-нибудь свинячьей головой, а в результате нам придется уехать назад, в глушь, в Беркшир. Но ты же знаешь, Фанни, я совершенно не переношу сельской жизни. Совершенно! Кто там воспевал деревню? Байрон? Вот пусть Байрон и живет там, если это ему нравится. А я просто погибну без Брайтона, без морских купаний, без… без… О, Фанни, что же я буду делать без курорта в Бате, без минеральных вод?!
Фанни снова прикусила губу и округлила глаза. Господи, только бы не рассмеяться! Уж кому-кому, а ей-то была известна любовь матери к минеральным водам. Нет, что и говорить, леди Вудкотт свято верила в их целебные свойства, но пить… Больше чем на один глоток этого мутного, пахнувшего серой эликсира жизни ее мужества никогда не хватало.
Чтобы скрыть свое замешательство, Фанни схватила веер и обмахнула им пылающее лицо матери.
— Я знаю, как много значат для тебя эти воды, мама, и совершенно не представляю, как ты сможешь без них обойтись. Но неужели ты и впрямь думаешь, что Элли доведет дело до того, что нам придется бежать из Лондона? — В глазах девушки промелькнул веселый огонек. — К тому же ты сама знаешь, что у Элли здесь масса поклонников. А что касается ее манер, так многие считают их просто неотразимыми.
Леди Вудкотт бросила на дочь испепеляющий взгляд.
— Какие там поклонники?! Шакалы! — Она на всякий случай осторожно оглянулась и закончила: — Вот пригрела змею на своей груди!
— Не волнуйся, мама. Я, признаться, и сама не всегда понимаю Элли, но мне кажется, что Равенворт уже привык к ее выходкам и теперь просто забавляется. Поэтому и уделяет ей так много внимания. Поверь, тебе не стоит его опасаться.
Леди Вудкотт наклонилась вперед, схватила дочь за рукав и умоляюще заглянула ей в глаза.
— Если бы я только могла тебе поверить! — Она тяжело вздохнула и опустила плечи. — Ах, не будь Элли единственной дочерью моей бедной сестры, я не задумываясь отправила бы ее обратно, в Кент.
— Может быть, это и удалось бы тебе несколько недель тому назад, когда Элли только-только приехала в Лондон. Но теперь… Теперь с ее отъездом мы больше потеряем, чем приобретем. Ты только посмотри, как забурлила жизнь с тех пор, как она здесь появилась!
Леди Вудкотт слабо улыбнулась:
— Да, что верно, то верно. Несносная девчонка, просто несносная!
Танец закончился. После крошечной паузы оркестр заиграл вновь, и перед Фанни возник молоденький розовощекий лейтенантик, он пригласил девушку на вальс, и на этом разговор матери с дочерью прервался.
Леди Вудкотт еще несколько раз вздохнула, наблюдая за тем, как скользит ее Фанни по зеркальному паркету танцевального зала. Стараясь выбросить из головы мысли об Элли, она принялась размышлять о Фанни и о том, допустимо ли девушке в таком нежном возрасте танцевать вальс. Этот танец, вошедший в моду в нынешнем, 1818 году, казался леди Вудкотт не слишком приличным.
Но тут из соседней комнаты, где были установлены карточные столы, донесся шум, аплодисменты, и мысли леди Вудкотт невольно вернулись к ее невозможной племяннице. Бурно обмахиваясь веером, она довольно громко воскликнула, приводя в изумление всех, кто стоял поблизости:
— Ну, Элинор Дирборн, ты у меня дождешься! Придушу! Собственными руками придушу!
Лорд Равенворт скользнул взглядом по дюжине карт, полученных им при раздаче. При этом его не покидала мысль о том, что он оказался в крайне неприятной для себя ситуации. Его раздражало все — начиная от молодой леди, сидевшей напротив него за карточным столом, и кончая окружившей их толпой. Ну что они стоят и пялятся то на него, то на нее, словно жабы?
Он еще раз взглянул на свои карты — ну и дрянь пришла! — и перевел глаза на Элли. Его тонкие ноздри слегка дрогнули. Вот ведь положение! И что самое интересное — ему некого при этом винить. Кроме себя самого, разумеется.
И как только его угораздило принять тот небрежно брошенный вызов? Лорд Равенворт уставился в свои карты, а в ушах у него тем временем продолжал звучать язвительный голос Элли: «Ну что? Не снизойдет ли лорд Равенворт со своих сияющих высот до того, чтобы сыграть партию в пикет с безвестной мисс Дирборн?»
Как легко удалось ей разрушить его душевное равновесие! Поначалу он хотел оставить слова Элли без внимания, но ее темно-синие глаза смотрели на него с таким вызовом, что Равенворт почувствовал себя неловко. А ведь Элли Дирборн была воплощением всего того, что он презирал в женщинах. Болтливая пустышка, озабоченная лишь тем, как бы ей заполучить хоть какой-нибудь титул. А Чарли? Она обращается с беднягой словно с ягненком, которого ведут на заклание, и при этом не скрывает своего неуважения к нему.
Но вот что удивительно: открытость и дерзость Элли не могли не притягивать. Хотя, с другой стороны, ее нескрываемая неприязнь к нему страшно раздражала виконта. Элли не вписывалась в общую картину. Она выделялась ярким, вызывающим пятном на фоне привычного мира. Равенворт решил, что пора положить конец ее выходкам и проучить дерзкую девчонку.
— Хорошо, мисс Дирборн, — согласился он, еще больше раздражаясь от того, какой радостью загорелись ее глаза. — Одна партия, шесть сдач. А для того чтобы придать игре хоть какой-то интерес, договоримся, что победитель вправе потребовать ту награду, которую он сам пожелает.
— Или она пожелает, — приподняла бровь мисс Дирборн, и ее лицо при этом выражало твердую уверенность в победе.
Равенворт молча поклонился, и они направились к карточному столу. К ним немедленно пристроился длинный хвост, зевак. По дороге Элли посмотрела на Равенворта и улыбнулась. Это была улыбка избалованного ребенка, и она заставила лорда оторвать взгляд от идиотских перьев, нелепо торчавших в светло-каштановых волосах. О боже, до чего же ему хотелось сейчас ударить ее! Равенворт вновь окинул взглядом костюм Элли — безобразное, розовое с золотым, атласное платье, безвкусно украшенное рубинами и аметистами, чудовищные туфли горохового цвета — и понял, что именно он потребует в качестве выигрыша. В том, что он выиграет, лорд Равенворт не сомневался, хотя за мисс Дирборн и закрепился титул Азартного Игрока. Так ее прозвали за неуемную страсть к игре. Что же касается мастерства, то Равенворт был уверен в том, что игрок-то она слабый.
Но сейчас, глядя на то, как она вытирает со лба крошечные капельки пота, а затем возвращает на колени изящный кружевной платочек, Равенворт снова удивился тому, что оказался за карточным столом вместе с Элли.
Элли скомкала в руке кружевной платочек и откинулась на спинку кресла, обитого шелковой тканью с рисунком из маленьких голубых розочек. Наконец-то! Расклад, которого она так долго ждала! Три туза и длинная бубна — шесть карт. Шесть взяток как минимум, а если повезет — то и все семь. Разумеется, в том случае, если Равенворту не удастся сотворить чудо. Он уже четыре раза обыграл ее — легко, словно забавляясь, несмотря на то что карты Элли были лучше, чем его собственные. Элли изо всех сил старалась не показать своего раздражения, но губы ее все равно предательски дрожали от обиды. Да, Равенворт играл сильнее, чем она, но эта партия должна все изменить. Ах, до чего же хочется обыграть его! Хотя бы разок!
Спокойный, даже ленивый голос Равенворта заставил Элли судорожно сжать в руке платок. Этот голос, казалось, заполнил все пространство между ними, заставил затаить дыхание всех, кто наблюдал за поединком. Элли не сомневалась, что большинство зрителей болеет за Равенворта.
— Ну, Азартный Игрок, прошу вас. Не заставляйте нас так долго ждать. — Он повел рукой в сторону зрителей. — Давайте объявляйте вашу игру, а мы подумаем, чем сможем вам ответить.
Элли посмотрела, как он достает из кармана табакерку — изящную вещицу из старинного серебра. Открыл, зацепил щепотку табака своими тонкими аристократическими пальцами, вдохнул, положил табакерку на стол и принялся негромко постукивать по ней кончиками ногтей. Этот нетерпеливый, раздраженный жест вывел Элли из себя.
— Итак, мадемуазель? — Он иронически поднял бровь.
Если бы Равенворт промолчал, Элли начала бы игру немедленно, но теперь, после такой насмешки…
— Прошу прощения, милорд, — вкрадчиво произнесла она, и ее синие глаза заблестели. — Но боюсь, что вам придется ненадолго отложить ваш Триумф. Я еще не готова начать.
Элли с наслаждением наблюдала за тем, как начинают темнеть от гнева его серые глаза. Затем опустила взгляд на свои карты и добавила, несколько понизив голос:
— Мне нужно подумать.
Бросив на Равенворта взгляд сквозь опущенные ресницы, Элли увидела, как раздражение в глазах ее соперника сменяется высокомерным презрением. Как же он был противен ей со всей своей спесью и элегантностью! Она с ненавистью посмотрела на шейный платок Равенворта, завязанный по последней моде и украшенный одним, но очень крупным бриллиантом, на мягкие линии его прекрасно сшитого сюртука. Элли вспомнила, с каким восторгом встретил сегодня появление Равенворта лорд Барроу. Она и сейчас слышала восторженный голос Чарльза, рассматривающего сияющие туфли Равенворта: «Откройте ваш секрет, Джефф! Вы что, приказываете мыть их в шампанском?»
Наклонившись вперед к самому краю небольшого дубового столика, разделяющего игроков, Элли решительно бросилась в бой:
— Пикет! Шесть взяток!
Равенворт ничего не мог с собой поделать: его безмерно раздражал азарт, охвативший Элли, азарт, от которого побледнело ее лицо. Ему понадобилось некоторое время, чтобы взять себя в руки и ответить так, как положено:
— Принято.
Толпа зрителей оживилась, а сама Элли не удержалась от короткого торжествующего возгласа.
— Сильная игра! — эхом пронеслось по комнате, и только чей-то одинокий голос уточнил:
— Что объявлено? Шесть взяток? Любопытно, любопытно… А где там мое шампанское?
Они начали торговаться, и Элли подняла ставку до тридцати очков. Если она сыграет правильно, то сможет получить шестьдесят и в общем зачете обойдет своего соперника. Она еще раз полюбовалась на свои карты и притронулась затянутым в перчатку пальцем к каждой из шести великолепных бубен. Вот они, верные взятки! Какое наслаждение — иметь на руках такую превосходную масть!
— Полагаю, что на сей раз вы победите, мисс Дирборн, — услышала Элли негромкий голос Чарльза Барроу, который заглядывал ей через плечо. — Желаю удачи!
Элли улыбнулась своему верному поклоннику.
— Посмотрим сначала на расклад. Ко мне в первый раз пришла приличная карта. Удача пока что сопутствует вашему закадычному дружку, — и она кивнула в сторону Равенворта, который без всякого интереса слушал их разговор.
Лорд Барроу — воплощенная объективность — откашлялся и извиняющимся тоном заметил:
— Боюсь, что дело не в удаче. Джефф — великолепный игрок. Мне самому ни разу не удалось с ним справиться.
— Милорд! — с негодованием воскликнула Элли и подняла на лорда Барроу смеющийся взгляд. — Вы что, хотите сказать, что и я с ним не справлюсь?
Лорд Барроу смущенно поправил свой старомодный и очень тугой воротничок.
— Никогда не говорил ничего подобного, — пробормотал он. — Как я мог сказать такое леди?!
Смех Элли серебряным ручейком рассыпался в тишине комнаты. Она дружески коснулась руки барона. Он был добрым, хотя и заурядным человеком: среднего роста и среднего ума, с мягким, покладистым характером. Барроу часто казался Элли похожим на верного сторожевого пса, способного часами терпеливо ждать, когда хозяин обратит на него внимание. Желая успокоить своего рыцаря, она сказала:
— Я не сержусь, милорд, поскольку вы совершенно правы. Боюсь, я и в самом деле не слишком искусный игрок. Просто очень люблю карты.
Кое-кто из джентльменов принялся убеждать ее в обратном, но Элли только рассмеялась в ответ. Внезапно она поймала пристальный взгляд Равенворта и поразилась: он смотрел на нее с удивлением и искренним интересом. Именно эти чувства выражало его тонкое, породистое лицо. Элли слегка наклонила голову и вопросительно посмотрела на Равенворта. «Ах, много бы я дала за то, чтобы узнать, что же он на самом деле думает обо мне», — подумала она, нахмурив брови.
Внезапно Элли почувствовала, что от его изучающего взгляда у нее по телу растекается слабость. В колеблющемся свете свечей глаза Равенворта — большие, серые — потемнели, стали почти черными и бездонными. Они проникали глубоко в душу и, казалось, были способны прочитать самые сокровенные мысли Элли.
Она решила играть жестко, смело и запретила себе впредь заглядывать в эти глаза. Но как близко были они! Каким маленьким оказался вдруг карточный стол, разделяющий их с Равенвортом…
Элли быстро разыграла первые шесть взяток, а затем задумалась. Она никак не могла решить — с чего ей сделать следующий ход. Еще раз внимательно изучив оставшиеся карты, она медленно выложила на стол пикового короля. Увидел его, Равенворт усмехнулся и снисходительно спросил:
— Вы уверены, что хотите пойти королем, мадемуазель?
Элли надменно подняла брови.
— Разумеется, — холодно ответила она.
Тогда Равенворт так же медленно положил на стол своего туза, побивая ее взятку. Это был конец. Потеряв короля, Элли потеряла последний шанс на выигрыш. Зрители разочарованно загудели. Было ясно, что, даже если Элли возьмет все оставшиеся взятки и добавит к ним десять очков за марьяж, ей все равно не хватит этого, чтобы выиграть партию.
Последние взятки были разыграны быстро — ведь они уже ничего не решали.
Странная тишина повисла в комнате. В ней ощущалось разочарование, и Равенворт заметил, как поскучнели лица большинства зрителей. Этот факт неприятно задел его. Оказывается, мисс Элинор Дирборн пользуется большой популярностью — несмотря на свой дерзкий характер.
Его мысли прервал голос Элли:
— Ах, соломенная башка, овца безмозглая! — Она сильно прикусила губу, переживая свою промашку. Затем тряхнула головой — страусовые перья так и взметнулись над ее каштановыми локонами — и огорченно добавила: — Какая глупая ошибка!
Равенворт не спеша собрал карты, взял со стола серебряную табакерку и мягко улыбнулся своей прекрасной сопернице:
— В следующий раз вы непременно сыграете лучше.
Но Элли отвергла его участие. Она гордо подняла подбородок и дерзко посмотрела на Равенворта.
— Я не нуждаюсь в вашем сочувствии, милорд. И намерена в следующий раз побить вас!
Равенворт с большим трудом сдержался, чтобы не ответить резкостью. Лицо его вновь застыло, приобретя обычное выражение — снисходительное, холодное, слегка презрительное.
«Стоит ли обращать внимание на то, что говорит женщина? — спросил он самого себя. — Да и о чем говорить, когда я выиграл безоговорочно — двадцать три очка!»
— За вами долг, мадемуазель, — негромко, сухо произнес он, поднимаясь.
Элли тоже встала с кресла.
— И что же я должна отдать в уплату за свой проигрыш? — Она с вызовом посмотрела на Равенворта и после небольшой паузы добавила: — Или, может быть, вы предпочтете сыграть еще раз?
— Не думаю, что новая партия сможет добавить хоть что-нибудь к тому удовольствию, которое мы уже получили.
Он галантно наклонил голову, но в глазах его мелькнула насмешка.
— Тогда говорите прямо, лорд Равенворт, — чего вы хотите?
Элли ждала ответа затаив дыхание. Сейчас он заломит такую цену, что ей ни за что не расплатиться. На губах виконта заиграла улыбка, и Элли невольно покраснела, с ужасом думая о том, что же за идея посетила голову ее соперника. Вряд ли дело ограничится какой-нибудь детской шалостью: шутником лорд Равенворт не слыл. Если и ходили о нем по Лондону слухи, то большей частью насчет его слабости к женскому полу. А вообще, по мнению Элли, он был высокомерным снобом, больше всего озабоченным безупречностью своего костюма. Однако мысль о склонности Равенвор-та к рискованным выходкам не оставляла ее.
— Боитесь, что известный в Лондоне негодяй предложит вам что-то непристойное? — спросил Равенворт, словно прочитав мысли Элли. В толпе удивленно ахнули. — О нет, у меня на уме кое-что другое.
Элли была зла на себя и в то же время заинтригована. Она спросила — может быть, чуть поспешнее, чем ей хотелось бы:
— Так что тогда? Может быть, пари? Я очень люблю заключать пари. — Но, сообразив, что своим энтузиазмом она может завести дело слишком далеко, торопливо добавила: — Если, конечно, все будет в рамках приличий.
Кто-то из зрителей хихикнул, а Равенворт неторопливо заметил, рассматривая толпу в лорнет:
— Какое необычное предложение, не правда ли, Чарльз?
Лорд Барроу, немало раздосадованный тем, что его обожаемая Элли стала вдруг объектом для подобных замечаний, попытался исправить положение:
— Мисс Дирборн пошутила, Джефф. Перестань испытывать наше терпение. Что ты задумал?
Элли возмущало поведение Равенворта. Он держался уверенно и высокомерно, считая, очевидно, что такая манера способна усмирить любую толпу. И действительно, зрители притихли. Элли на какое-то время даже залюбовалась Равенвортом — но лишь до той секунды, пока он не посмотрел на нее своими холодными серыми глазами.
— Можете поверить, вам по силам будет выполнить то, что я потребую.
Элли глубоко вздохнула и сердито уставилась на него.
— В таком случае, сэр, чего же вы хотите?
Равенворт опустил свой лорнет, привязанный к шелковой длинной ленточке, и отчетливо произнес:
— Во-первых, я требую, чтобы вы навсегда отказались от этих страусовых перьев. Во-вторых, открывая свою шкатулку с драгоценностями, вы должны помнить, что в каждом отдельном случае следует ограничиваться только одним каким-нибудь камнем. — Он посмотрел, как она непроизвольно скользнула пальцами по россыпи рубинов и аметистов, щедро усыпавших ее шею, затем покосился на ноги Элли и закончил: — И последнее: прикажите отнести на помойку ваши гадкие туфли. Таковы мои требования. Выполните ли вы их, мы увидим на завтрашнем балу у Томпсонов. Ведь вы приглашены туда, не так ли? Вечер обещает быть грандиозным.
Элли оцепенела, услышав его слова, и ее растерянность, несомненно, доставила Равенворту наслаждение. Дьявольская улыбка тронула его губы. В толпе засмеялись. Смех становился все громче, но Элли была так ошеломлена, что почти не слышала его.
Равенворт учтиво поклонился и уже направился к выходу, когда Элли закричала:
— Что это значит?! Какое отношение имеют мои перья, украшения и туфли к проигрышу в карты?
Равенворт обернулся и сказал все с той же улыбкой, от которой холодно блеснули его серые глаза:
— Я предоставляю вам самой как следует обо всем подумать. Но поверьте, мисс Дирборн, заплатив свой проигрыш, вы доставите всем нам огромное, огромное удовольствие.
2
Игра закончилась, и большинство зрителей потянулись к выходу вслед за виконтом. Другие — очевидно, болевшие за Элли — задержались и, как один, уставились на нее.
Смущенная, рассерженная, она на какое-то время потеряла дар речи. Мысли бешеным вихрем крутились в ее голове, но главной среди них была одна — мысль о том, что ее, Элли Дирборн, прилюдно оскорбили. Грубо, резко… Впрочем, чего еще можно было ожидать от Равенворта? Однако нужно немедленно взять себя в руки. Немедленно!
Элли Наконец нашла в себе силы заговорить, понимая, что необходимо разрядить напряженность:
— Подумать только, какая глупость! Я была лучшего мнения об уме лорда Равенворта. Впрочем, он, вероятно, просто пошутил.
— Я понимаю, как это все для вас неприятно… — пробормотал лорд Барроу. Его карие глаза были исполнены сочувствия.
— Глупости, глупости! — воскликнула Элли и натянуто рассмеялась. — Досадно только, что я совершила такую ошибку. А что касается условий пари, то я не давала согласия на то, чтобы выполнить их. — Она задорно улыбнулась оставшимся. — Полагаю, мы все увидимся на вечере у Томпсонов!
В ответ послышались смех и пожелания удачи во время новой партии в пикет с лордом Равенвортом. Когда все зрители разошлись, перейдя в бальный зал, Элли отвернулась к камину и уставилась на пылающие в нем алые угли.
Однако ее самый верный поклонник все еще был в комнате. Элли услышала, как лорд Барроу прокашлялся у нее за спиной, и обернулась.
— Все-таки никак не могу понять, что же он на самом деле имел в виду? — Она погладила драгоценные камни, украшавшие ее шею. — А вы тоже находите мой наряд несуразным, как и ваш приятель?
Лорд Барроу опустил глаза. Ему очень не хотелось отвечать на этот вопрос — тем более поставленный так прямо. Он тяжело вздохнул — так тяжело, что затрещали швы на его воротничке, — и осторожно начал:
— Возможно, одно или два страусовых пера смотрелись бы лучше, чем пять… И рубины… Ну, скажем, я не очень люблю рубины, но это, в конце концов, дело вкуса. — Он покосился на ноги Элли. — А зеленый цвет… Я, например, всегда любил зеленое.
— Да, я не сомневалась, что могу на вас положиться, — грустно усмехнулась Элли. Ее неприятно задело то, что лорд Барроу пусть и очень тактично, но согласился с мнением Равенворта.
— Элли! — гулко раздался в опустевшей комнате пронзительный крик леди Вудкотт. — Что произошло?!
Бедная леди Вудкотт! Угораздило же ее направиться в комнату для игры в карты именно в тот момент, когда оттуда двинулись зрители! Конечно же, в дверях она за что-то зацепилась, а когда попыталась освободиться — въехала своим огромным тюрбаном в висевший возле двери светильник. Тюрбан повис на светильнике, словно на вешалке, и леди Вудкотт почувствовала, что над головой ее что-то загорелось и затрещало.
— На помощь! — закричала она.
Элли бросилась к своей тетушке.
— Я горю, да? Горю? — растерянно спрашивала леди Вудкотт, безуспешно пытаясь освободить свой тюрбан из железной хватки подсвечника.
— Еще нет, мадам, еще нет, — спокойно ответил лорд Барроу. — Не волнуйтесь — до свечи еще далеко. Я сейчас помогу вам.
Он отцепил злосчастный, безнадежно испорченный тюрбан от подсвечника, и леди Вудкотт вздохнула с облегчением:
— Ох, слава богу!
Она схватилась рукой за свой парик, из-под которого вынырнули серые кудряшки. Сломанное перо поникло и прикрыло ей левый глаз, делая картину совершенно фантастической. Однако все эти мелочи не помешали леди Вудкотт учтиво поклониться лорду Барроу и заметить:
— Я только что поздравила вашу матушку: сегодняшний бал ей удался на славу. Я готова поклясться, что она самая очаровательная в Лондоне хозяйка вечеров. А уж умная какая! — Она попыталась выдернуть из парика свисающее перо. Элли пришла ей на помощь и сломала его пополам. — Спасибо, милая. Ей очень удался этот трюк с фонтанчиком, бьющим посередине стола. Потрясающий эффект! Я поражаюсь, как только она смогла до такого додуматься?
— Но вы же сами сказали, что моя мама очень умная женщина, — растерянно пробормотал лорд Барроу.
Он не мог оторвать глаз от съехавшего набок парика леди Вудкотт, обрамленного серыми кудряшками и украшенного сломанным пером. Затем, опасаясь, что такой интерес становится уж вовсе неприличным, он с усилием отвел глаза.
Но леди Вудкотт, похоже, ничего не заметила. Она любезно улыбнулась лорду Барроу и обратилась к племяннице:
— У вас была партия в пикет с милейшим лордом Равенвортом? Очень, очень любезно с его стороны.
Элли задумчиво погладила подбородок оторванной половинкой пера.
— Такая странная вещь случилась, тетушка Генриетта, вы и представить себе не можете!
Но вот это тетушка Генриетта как раз могла себе представить. Она-то прекрасно знала, чего можно ожидать от ее милой племянницы. Мгновенно забыв о присутствии лорда Барроу, леди Вудкотт закатила глаза и воскликнула:
— О нет, только не это! Неужели ты снова назвала лорда Равенворта каким-нибудь чудовищем, и теперь он знать нас больше ие желает?!
— Да нет же! — рассмеялась Элли, но тут же нахмурилась и заговорила серьезно: — Видите ли, дело в том, что он выиграл. И все из-за этого проклятого пикового короля! А играли мы на желание. То есть тот, кто выигрывает, вправе потребовать от проигравшего все, что ему захочется. Очень, очень волнующая ставка! Вот только… Только…
Договорить ей не удалось: глаза леди Вудкотт запылали, словно горящие плошки.
— Молчи! Молчи! Я сейчас упаду в обморок! Дай мне сначала сесть и тогда уже говори, иначе ты меня убьешь. Где моя нюхательная соль? Где Фанни?
Элли подхватила тетушку под локоть и усадила на банкетку.
— Не нужно падать в обморок. Ничего страшного не произошло. Уверяю вас, все это пустяки.
Леди Вудкотт глубоко вздохнула:
— Ну хорошо. Я постараюсь держать себя в руках и обещаю тебе помочь справиться с этими трудностями.
Элли натянуто улыбнулась:
— Похоже, что Равенворту не нравится то, как я одеваюсь. Представьте, он запретил мне носить страусовые перья и велел сменить драгоценности!
Леди Вудкотт была поражена. Она покраснела так сильно, что краска пробилась даже сквозь толстый слой пудры, покрывавший ее щеки. Глаза ее округлились еще больше, и в какой-то момент Элли подумала, что тетушка все-таки грохнется в обморок.
— Н-не понимаю, — пробормотала леди Вудкотт. — Почему это тебе нужно менять свой ансамбль? Ведь он… э-э-э… он же отвечает самой последней моде! И как же это ты, скажи на милость, можешь отказаться от этих великолепных перьев? Да без них ты будешь выглядеть просто замарашкой! И вообще, я не понимаю, что за дело лорду Равенворту до того, как ты одеваешься.
Элли покрутила в руке обломок пера, провела им по щеке — какое мягкое! — и пожала плечами.
— Но это еще не все.
— Не все? Да он просто сошел с ума! — Леди Вудкотт смешалась и растерянно взглянула на лорда Барроу, словно призывая его к тому, чтобы эти слова остались между ними: ведь всем известно, что эти два джентльмена старинные приятели. Затем осторожно поправилась: — Ну, может быть, «сошел с ума» — это слишком сильно сказано… — Она вновь повернулась к Элли. — Так что же еще он потребовал от тебя?
Элли приподняла подол своего розового атласного платья, открывая тускло-зеленые туфли с золочеными пряжками. Она посмотрела на них и вздохнула.
— Эти «гадкие», по его словам, туфли я должна выбросить на помойку.
— Гадкие?! Что, интересно знать, он имел в виду? Да это же отличные туфли! Они мне очень нравятся!
— Я знаю, — усмехнулась Элли.
Леди Вудкотт вскочила и приподняла свои пылающие багрянцем юбки, под которыми обнаружились точно такие же туфли — цвета спелого гороха, с сияющими застежками.
Это было уже слишком. Лорд Барроу не сдержался и разразился коротким смешком, который он, будучи человеком деликатным, поспешил замаскировать под приступ кашля. Не в силах дольше смотреть на двух дам, стоящих друг перед другом с поднятыми юбками, он целомудренно опустил глаза и принялся рассматривать собственные ноги.
Впрочем, дамам было сейчас не до него. Леди Вудкотт опустила подол и обратилась к Элли:
— Я всегда считала безупречными как манеры лорда Равенворта, так и его вкус. Но на сей раз он заблуждается. И глубоко заблуждается! Советую тебе проигнорировать его требования.
— Ах, тетушка, я не могу! Ведь это вопрос чести. Он же выиграл, как вы не понимаете?! — И Элли со вздохом опустила свои юбки.
— Вопрос чести! Пф-ф-ф! Это касается только джентльменов. А на нас, леди, это не распространяется. Никоим образом не распространяется, можешь мне поверить!
Элли плотно сжала губы. В глубине души она была не согласна с тетушкой, да и у лорда Равенворта, безусловно, были совсем другие представления о чести. Однако, хорошо зная характер леди Вудкотт, Элли даже не попыталась возражать. Сочтя за лучшее сменить тему разговора, она спросила:
— А Джордж еще не появился? Вы не видели его?
Леди Вудкотт продолжала негодовать, а потому ответила коротко и резко:
— Не видела и не желаю его видеть. Наверное, он опять пропадает в каком-нибудь притоне… — Она снова смущенно взглянула на лорда Барроу, и тот поклонился в ответ, давая понять, что не принял ее слова всерьез. Но леди Вудкотт на всякий случай пояснила: — Я имею в виду один из его клубов, разумеется.
Элли коротко вздохнула. Джордж обещал ей сегодня тур вальса, и она весь вечер высматривала, не появился ли ее кузен. Нелишне заметить, что Элли рассчитывала здесь, в Лондоне, почаще видеть своего кузена.
Ho — увы! Выражаясь словами леди Вудкотт, он постоянно пропадал в своих «притонах». То в одном притоне, то в другом — благо, в Лондоне этого добра хоть отбавляй. Они с Джорджем выросли вместе в Хэмпстеде, в старинном родовом поместье, принадлежавшем еще родителям матери Элли и тетушки Генриетты. По условиям завещания, Джордж являлся наследником этого поместья, и никто не сомневался, что очень скоро он женится на Элли. Она от всего сердца надеялась, что сможет по-настоящему полюбить его. Какая-то часть ее души — очевидно, доставшаяся ей от покойной матери — шептала о том, как хорошо бы было уехать из Лондона и навсегда осесть в родном доме, в Хэмпстеде.
Да, но для этого нужно сначала стать хозяйкой этого дома.
Сможет ли она быть счастлива с Джорджем? С каждым днем Элли все сильнее убеждалась в том, что не сможет. Вот и сегодня он не приехал на бал к лорду Барроу и не станцевал с нею вальс. А ведь обещал…
Заметив озабоченный взгляд племянницы, леди Вудкотт понизила голос:
— Не нужно так сильно беспокоиться о своем кузене, Элли. Особенно когда есть лорд Барроу, который так любезно взялся опекать тебя во время твоего первого сезона в Лондоне.
Она широко улыбнулась его светлости и добавила с грацией наседки, озабоченной тем, как бы получше пристроить своего птенчика:
— Оставляю вас наедине. Ведь вам есть что сказать друг другу, верно?
Она нервно рассмеялась, бросила на Элли многозначительный взгляд и величественно пошла прочь. Обломки страусовых перьев украшали ее слегка сбившийся набок парик. Элли тряхнула головой и взмолилась в душе, чтобы вид тетушки не слишком оскорбил деликатного лорда Барроу.
— У нее доброе сердце, хотя она порой сама не отдает себе отчета в том, что говорит, — заметила Элли.
— Не знаю, что вы имеете в виду, мисс Дирборн, — откликнулся лорд Барроу. — Ваша тетушка — очаровательная леди.
Он вежливо предложил Элли свою руку и повел девушку в бальный зал.
«Зато Равенворт точно понял бы, что я имею в виду», — подумала Элли. Тем более что с того дня, как Барроу объявил о своем намерении завоевать ее сердце, тетушка не упускала ни единого случая оставить их наедине.
— А вот ваш друг считает нас злодейками, — сказала она.
— Что? Что такое? — Лорд Барроу удивленно поднял брови. — А, ну да, он же думает, что вы охотитесь за титулом… То есть, я хотел сказать… В общем, я не сомневаюсь в том, что он ошибается.
Элли дружески сжала его руку:
— Все в порядке. Меня вовсе не волнует, что он там думает.
Барон впал в глубокую задумчивость и долго молчал, ведя Элли вдоль длинной стены танцевального зала, а затем изрек:
— Как бы мне хотелось, чтобы Равенворт относился к вам без неприязни! Если бы вы знали, сколько неудобств доставляет мне эта неприязнь… Все же это видят! Никак не могу понять, что он имеет против вас?
Элли тем временем наблюдала за своей тетушкой. Вот она поравнялась с одним из лондонских законодателей мод и неуклюже, подобострастно поклонилась ему. Элли захотелось сказать своему рыцарю, что по крайней мере одну из причин неприязни Равенворта к себе и своей тетушке она знает наверняка. Но, вспомнив о необъяснимой привязанности барона к Равенворту, предпочла промолчать.
Лорд Барроу пожал плечами.
— Вообще-то, он славный парень, этот Равенворт. Если бы только не его предубеждение по поводу женщин. Он же полагает, что все они хищницы и постоянно охотятся за чем-то!
Лорд Барроу рассмеялся и скосил глаза на Элли. Стройная и невысокая, она прекрасно смотрелась рядом с ним, выгодно подчеркивая природную стать барона. «Как хорошо, что она предпочитает мое общество компании всех прочих надоедал, — с неожиданным смущением подумал он. — Но, возможно, это происходит в силу ее природной робости? Впрочем, нет. Робкой Элли не назовешь. Очевидно, она смогла оценить мои достоинства, а это значит, что надежда не потеряна».

Опасное пари - Кинг Валери => читать онлайн книгу далее

Комментарии к книге Опасное пари на этом сайте не предусмотрены.
Было бы прекрасно, чтобы книга Опасное пари автора Кинг Валери придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете порекомендовать книгу Опасное пари своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Кинг Валери - Опасное пари.
Возможно, что после прочтения книги Опасное пари вы захотите почитать и другие книги Кинг Валери. Для этого зайдите на страницу писателя Кинг Валери - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Опасное пари, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Кинг Валери, написавшего книгу Опасное пари, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: Опасное пари; Кинг Валери, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно