ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Пучков Владимир

На службе у Кощея - 1. На службе у Кощея


 

На этой странице выложена электронная книга На службе у Кощея - 1. На службе у Кощея автора, которого зовут Пучков Владимир. В электроннной библиотеке LitKafe.Ru можно скачать бесплатно книгу На службе у Кощея - 1. На службе у Кощея или читать онлайн книгу Пучков Владимир - На службе у Кощея - 1. На службе у Кощея без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой На службе у Кощея - 1. На службе у Кощея равен 262.78 KB

На службе у Кощея - 1. На службе у Кощея - Пучков Владимир => скачать бесплатно электронную книгу



На службе у Кощея – 1

«На службе у Кощея»: АРМАДА: «Издательство Альфа-книга»; М.; 2006
ISBN 5-93556-688-5
Аннотация
Неспокойно в Великом княжестве Лодимерском: нечисть подъедает зазевавшихся прохожих, сводные отряды мертвецов шастают по дорогам, атаман Жужа и его разбойнички лютуют на службе у резидента Биварской разведки! Есть где разгуляться и самозваной Миледи — Бабе-яге и колдунам заморским! Так и сгибла бы Русь, если бы не великий канцлер Кощей, на службе у которого Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович! Ну и конечно Яромир, богатырь деревенский! Один за всех и все за одного! Вечный девиз звучит на российских просторах!
Владимир Пучков
На службе у Кощея
1
— Хороша банька, как соседская Танька! — Яромир коротко хохотнул и, зачерпнув из бадьи духмяного, ядреного квасу, плеснул на раскаленные камни. Сердитый пар тотчас окутал его ароматным горячим облаком.
Яромир уселся на скамью и принялся обрабатывать себя березовым веничком. Когда от веника остались одни огрызки, он взялся за второй.
В банной полутьме раскаленные камни светились тихо и таинственно.
Яромир отбросил веник в угол, смыл с себя налипшие листочки и, блаженствуя, растянулся на верхней полке. Медленный и ласковый жар пронизывал насквозь, погружал в приятную дрему.
— Посидел на речке — искупайся в печке! — пробормотал Яромир. — Тьфу! Все наоборот! — Он рассмеялся и спрыгнул на пол.
Банька, чуть перекошенная, намертво вросла в землю почерневшими от времени венцами; стояла она в шагах двадцати от речки. Яромир широко вдохнул теплый летний воздух, после парилки показавшийся холодным, и огляделся. Среди свежей огородной зелени гуляла соседская коза Марьяна и, нахально ухмыляясь, подергивала хвостом.
— Ах ты, тварь бесстыжая, сейчас тебя обижу я! — взревел Яромир и, выхватив из забора тяжеленную слегу, бросился к козе.
Узрев несущегося к ней богатыря, коза заорала дурным голосом и ринулась наутек.
В два прыжка Яромир преодолел разделяющее их расстояние, и тут бы глупой козе пришлось туго, но в этот момент Яромир поскользнулся в грязной луже, упал и проехался по глине, сгребая в кучу грядку укропа. Стихи разом вылетели у него из головы.
— Свинья! — завопил он, выплевывая изо рта пучок зелени. — Сейчас порешу!
Перемахнув через кусты, он выскочил на дорогу и резко остановился. На дороге происходило неладное.
Пятеро одетых в кожаные доспехи людей наседали на одинокого всадника. На всаднике было богатое платье, соболья шапка, а в руке он держал кривую саблю.
Появление Яромира заставило нападавших остановиться. Они уставились на него, как на некое чудо.
«Я же голый! — понял Яромир. — В чем мать родила! Ну да и эти молодцы не бабы. Стерпят».
— Вы чего это тут затеяли? — грозно спросил он, перекидывая слегу из руки в руку. — У нас тут места тихие! Последнего разбойника, кажись, года два назад порешили! Привязали к двум соснам и отпустили прогуляться. — Он спокойно посмотрел на обнаженные клинки.
И тут нападавшие не выдержали. Они захохотали дружным хором.
— Жужа, слышь, откуда это чучело вылезло? — отсмеявшись, спросил один из них, зверского вида мужик с черной повязкой на правом глазу. Тот, к кому он обращался, был высок, широкоплеч, а на коне и вовсе казался колокольней. Его темное лицо с коротко подстриженной бородкой и шрамом через всю щеку исказилось в нехорошей усмешке.
— А ну, топай отсюда, пока башку не оторвали, — тихо и жутко сказал он. — Прочь с дороги!
Яромир прищурился.
— Значит, пятеро на одного? — он глянул на богато одетого незнакомца. Незнакомец весело рассмеялся.
— Не обращай на них внимания, добрый человек, пусть попробуют! Ты и в самом деле зря вмешался, они ведь и тебя не пощадят!
— Точняк! — хохотнул темнолицый и коротко бросил: — Рубай их, братцы!
Всадники пришпорили коней, и тут произошло странное. Слега в руках Яромира коротко свистнула, и двое разбойников, не успев охнуть, улетели в кусты.
— Бери больше, кидай дальше, отдыхай, пока летит! — коротко прокомментировал Яромир и взмахнул еще раз.
Теперь одноглазый и темнолицый вылетели из седла, словно выброшенные катапультой. Последний разбойник осадил коня, выпученными глазами посмотрел вокруг и, заверещав от страха, ринулся наутек. Брошенная вслед слега угодила ему точно между лопаток. Разбойник перевернулся через голову и улетел в кусты. И в этот момент вдалеке показался еще один всадник. Он был в широком темном плаще и черной шляпе, закрывающей лицо. Конь под ним тоже был вороной. С минуту незнакомец пялился на Яромира, затем развернул коня и поскакал прочь.
— Что это за черт такой? — удивился Яромир. — Эх, жаль, не догнать! А может, и впрямь черт? Ты, случайно, у него хвоста не видел? — Он повернулся к только что спасенному им незнакомцу и ахнул: богатый всадник лежал на земле и одурело мотал головой, пытаясь подняться.
— Ну ты и силен! — пробормотал он. — Размахался бревном...
— Так я тебя слегка задел? — догадался Яромир. — Вот незадача!
— Пустяки! — сказал незнакомец, вскакивая и отряхиваясь. — Ты лучше скажи, зачем тебе черт понадобился?
— Как зачем? — удивился Яромир. — Шкура медведя у меня есть, волка тоже есть, а вот шкуры черта нет. Ты только представь, все бы просто сдохли от зависти!
— Верно! — рассмеялся незнакомец. — Только это дело, говорят, непростое. Еще никому не удавалось изловить черта!
— Мне удастся! — уверенно заявил Яромир и, прищурившись, глянул на собеседника. — А тебе, мил человек, не мешало бы в баньку! Попачкал я тебя малость. Кстати, банька-то готова, я ведь сам оттуда и вылез, чтобы окунуться. Пойдем, не пожалеешь! Познакомимся заодно.
Пять минут спустя они парились в бане.
— Тебя как зовут-то? — Яромир шумно вдохнул сладковатый пар, с удовольствием отмечая, что его новый знакомец крепок, хоть и худощав и, несмотря на невеликий рост, изрядно силен. Во всяком случае, пятипудовую бадью с холодной речной водой он внес в баню как пушинку.
— Будулай! — сказал новый приятель и улыбнулся.
— А меня — Яромир!
Лицо у Будулая было широкое, глаза раскосые, сразу видно — степняк. Ладно бы казарин или кумарский купец, а то, небось, из моголов или полонежец знатный!
Будулай словно прочел его мысли.
— Я — царевич полонежский!
— А по мне хоть сам царь-батюшка, лишь бы человек был хороший! — прищурился Яромир и пошел обрабатывать царевича свежим веничком.
Будулай взвыл, начал было брыкаться, но Яромир тихонько прижал царевича к доскам.
— Лежи, пока душа не отогреется! Вот оттает, тогда сразу в воду! А без веника никак нельзя! Баня без веника как мельница без мельника! Ты лучше скажи, как сюда попал, один, без охраны, и почему на тебя разбойники напали? Этот Жужа не из наших мест! Да и сам черт за тобой не зря увивался. Где же ты их честной компании дорожку перебежал?
Нацедив полную бадью горячей воды, Яромир выплеснул ее на Будулая. У царевича на секунду зашлось дыхание, а потом он, заверещав, как ошпаренный, выскочил из бани и бросился к реке.
Яромир вместе с ним окунулся в ледяную воду, которая не холодила, а приятно щекотала кожу.
— Ну что, царевич, — засмеялся Яромир, — вижу, что понравилось. Пошли-ка по второму кругу!
Пока они парились, Будулай рассказал ему свою нехитрую историю. Родился, воспитывался, рос в полонежском стане. Как и подобает царевичу, с трех лет на коне, с четырех — лук и стрелы. Но времена меняются, и полонежский царь, по примеру казарского, послал своего сына обучаться разным наукам, чтобы, значит, никто его часом не обдурил, не обхитрил. И учился Будулай в некоей Британии, на странном колдовском острове, где среди туманов стоит город Коксфорд, а в нем древнее обучилище по имени университет!
А в этом университете чудо на чуде и чудом погоняет. Наставники ходят в мантиях, словно колдуны, читают книжки и смотрят на небо сквозь волшебные стекла, подсматривая, чем занимаются на Луне тамошние жители.
— А ты тоже книжки читал? — воспылал завистью Яромир.
— Читал! — Будулай согласно кивнул головой.
— Я вот грамоте сызмальства обучен, а ни одной книжки в глаза не видел, — пожаловался Яромир. — В этих книжках, говорят, одно только колдовство!
— Ну почему? — возразил царевич. — Книжки разные бывают, много сказок, чудесных историй, стихов...
— Стихов? — оживился Яромир. — Я стихи люблю. Сам вот сочиняю!
— Ты сочиняешь стихи? — Будулай удивленно уставился на него.
— А то! — загордился Яромир. — Вот, к примеру:
Хорошо у нас в селе,
Если ты навеселе,
Ну а если ты тверез,
Не ищи заморских роз!
— Это ты сам сочинил? — Будулай замер, затем опрокинул на себя ковш ледяной воды и взвизгнул от неожиданности. — Вай! Удивил ты меня! Даже воду перепутал. Да ты, брат, стихотворец! Тебе… Тебе самому учиться надо!
— Мне учиться не надо, — нахмурился Яромир. — Я в богатырскую дружину хочу.
— Ну, не знаю... — Будулай с сомнением покачал головой. — С таким даром грех не учиться. Хотя... Богатырская дружина живет во дворце, а там библиотека богатая, можно обучиться и самому, было бы желание. Тебе книжку издавать надо. Много у тебя стихов?
— Много, — потупился Яромир.
— Значит, найти мецената и издавать. Эх, жаль, что я домой возвращаюсь, а то обязательно свел бы тебя с нужными людьми!
— Из богатырской дружины? — загорелся Яромир.
— И из богатырской дружины тоже. Святогор был другом моего отца. Ну, это мы еще успеем обговорить, а теперь не пора ли снова окунуться?
Напарившись до полного изнеможения, Яромир и Будулай не спеша, вразвалочку, вышли из бани и направились в избу.
Царевич с удивлением разглядывал висящее на стене оружие: двуручный меч, крепкий червленый щит и тяжеленный сарматский лук с пустым колчаном. Яромир проследил его взгляд и усмехнулся.
— Может, в кабак сходим? Меду выпьем, подеремся? Там завсегда есть, кому морду набить!
— Зачем это? — удивился Будулай.
— Как зачем?! — в свою очередь удивился Яромир. — После крепкой банной парки нету лучше пенной чарки. Да ты сам убедишься. Заодно посмотришь на наших молодцев, себя покажешь.
— Хорошо, — засмеялся Будулай, — только прежде скажи, есть ли у тебя перо и бумага?
— А это зачем? — насторожился Яромир.
— Я вот что придумал. Напишу про тебя грамоту Святогору, ты ему грамоту покажешь, и он тебя возьмет на службу.
— Правда?! — ахнул Яромир.
— Конечно, — кивнул царевич, — я ведь как-никак твой должник. Ты мне жизнь спас. А долг платежом красен!
— Сейчас найду! — засуетился Яромир. — Я ведь сам сочиняю, балуюсь понемногу. Ну да ведь ты теперь знаешь!
Он вынул из сундука перо, лист бумаги, ломкой и толстой, как картон, и плошку с чернильным порошком. Капнув в плошку воды, он сноровисто развел чернила и поставил на стол перед Будулаем. Царевич на минуту задумался и широким, красивым почерком вывел:
«Начальнику богатырской дружины Святогору».
Письмо он писал не торопясь, с удовольствием, от усердия подпирая щеку языком. Наконец поставил последнюю точку и протянул грамоту Яромиру:
— Держи. Эта бумага тебе поможет!
2
Яромир встал еще до восхода. Будулай лежал на лавке и тоненько, по-полонежски, похрапывал. Под глазом у него расплывался здоровенный синяк.
«Хорошо погуляли!» — подумал Яромир. Все началось с меду. Будулай выкатил из кармана червонцы, и шустрый кабатчик грохнул на стол полуведерный жбан меда. Однако и Будулаю, и Яромиру мед показался слабоват, и царевич, не долго думая, взял хозяина за воротник:
— А ну, ставь вина заморского, да покрепче!
Яромир хотел его остановить, но не успел. Кабатчик приволок пару каких-то пыльных бутылок и, сладко улыбаясь, проворковал:
— Вот, портвей! Из царских погребов. По знакомству достал!
Яромир все знал наперед, но обижать гостя не хотелось. Ну какой там портвей? Откуда? Паленая горилка с вишневым соком. Ладно хоть еще с сахаром.
Будулай дернул «царского портвея» и минуты две ловил воздух открытым ртом. Затем довольно крякнул и повторил. Две бутылки портвея хорошо легли на мед, и героям захотелось еще. Благо деньги были. Хозяин, радостно сверкая глазками, выставил еще. И еще раз еще.
— Вот теперь можно подраться! — высокомерно заявил Будулай. — Где неприятель?
— Сейчас организуем! — обрадовался Яромир и крикнул: — Эй, парни! Айда стенка на стенку! Мы с царевичем противу всех! Лежачего не бить. Бревном по затылку не лупить!
Уговаривать долго не пришлось. Человек двадцать богатырского сложения молодцев вышли на околицу, разминая плечи и закатывая рукава.
— Ну что, волчья сыть? — добродушно бормотал Яромир, покачиваясь из стороны в сторону. — Все на одного, да? То есть на двоих? Ну, давай, схлестнемся!
— А давай! — Из толпы вышел здоровенный парень и смачно плюнул под ноги. — Только ты ведь и так еле стоишь, того и гляди, ветром унесет! — Он засмеялся, обнажая белые, словно сахар, зубы.
— А ты, Микитка, на это не смотри, — Яромир тяжело икнул и мутным взглядом уставился на молодца. — Я тебя как хошь уработаю!
— Ты? Меня? — словно бы удивился парень. — Ну, попробуй!
— А чё тут пробовать? Ты не Танька, чтобы тебя пробовать! — заржал Яромир.
От такой обиды Микитка взревел и бросился на врага. Размахнувшись, он врезал со всей силы Яромиру по скуле и тут же взвыл, схватившись за руку.
— Чурбан березовый! Лапу об тебя сломал!
Яромир потер скулу и усмехнулся:
— И чего я на тебя смотрю? Может, дать тебе по шее? Да жалко, башка отлетит, назад не приставишь! Ну, кто еще? Может, поджилки слабы?
— Пацаны, чего вы смотрите?! — взревел Микитка. — Навались скопом! Покажем, что мы — сила!
Пацанам только этого и требовалось. Разобрав быстро ближайший плетень, они ринулись на Яромира и Будулая, сопя от ярости и опасно размахивая дрекольем. Из-за этого у них сразу случился казус: трое молодцев остались лежать, сраженные дружественными дубинами, кто-то кого-то задел кулаком, кому-то отдавили самое драгоценное.
Какое-то время Яромир молча выдерживал натиск, не обращая внимания на град сыпавшихся ударов. Но когда из толпы к нему выскользнула рука с ножом, не выдержал. Перехватив руку, он выдернул из толпы рыжеволосого, рябого детину, отвесил ему пощечину, отчего тот потерял сознание, и, ухватив парня за ноги, пошел обрабатывать окруживших его и Будулая молодцев не хуже, чем дубиной.
Какое-то время слышалось сосредоточенное сопение и глухие удары. А затем вся толпа, не разбирая дороги, ринулась прочь, оставив на поле боя с десяток постанывающих и слабо шевелящихся тел.
— Эй, вы куда? — огорчился Яромир, продолжая удерживать рыжего молодца за ноги. — Так нечестно! — Он отбросил рыжего в кусты. — Ну вот, и подраться не дают...
Будулай стоял рядом согнувшись и держался за правый глаз.
— Задели, что ли? — участливо спросил Яромир, разглядывая напарника. — Ну точно. Синяк будет! — Он еще раз глянул на заплывший глаз и махнул рукой. — Не бери в голову. До свадьбы заживет! Тебе это... коровий навоз приложить надо, сразу полегчает!
При упоминании о навозе Будулай содрогнулся и замотал головой.
— Н-нет! И так пройдет!
Синяк, конечно, не прошел. Потому и собирался Будулай мрачно, но в конце концов повеселел.
— Ты письмо береги! — напомнил он. — К осени я в стольный град приеду, тогда и свидимся.
Яромир, как положено, оседлал коня и проводил гостя за околицу. А потом еще и проехал с ним верст пять, чтобы убедиться, что никакие разбойники и всякая тать не гонятся за царевичем.
На прощание они обнялись, и Яромир вернулся домой. Походил по пустой горнице, посидел на скамье, посмотрел в окно и плюнул с досады: «Скука! Подраться и то не с кем! Был царевич, и тот уехал. Стало быть, и мне пора собираться!»
Как надену я наряд
Да поеду в стольный град.
Ведь у батюшки-царя
Нет сильней богатыря!

3
Во дворце Великого княжества Лодимерского было неспокойно. Бояре, как и положено, плели заговоры. Стрельцы, вместо того чтобы нести службу, буйно и целенаправленно спивались. И даже сам Кощей не мог их образумить.
С запада подгрудили немцы и выжидали удобного момента, чтобы напасть на вольные города. С юга поджимала Кумария, запирая выход в Хвалынское море. На востоке своего часа поджидали полонежцы. И хотя со степняками был заключен вечный мир, но кто же доверится слову степняка?..
Великий князь царь-государь Дормидонт стоял возле стола, на котором была расстелена большая карта, и, беззвучно шевеля губами, пытался постичь расклад сил.
— Кощей! — Царь повернулся к худому высокому человеку, одетому в красную мантию. — Кто у нас канцлер — ты или я?
— Я, ваше величество! — послушно склонил голову Кощей, и на его худом скуластом лице промелькнуло подобие улыбки.
— А если ты, — капризно произнес царь, — так ты и должен объяснить, что тут к чему. Не понимаю я твоей географии! От кого пакости ждать?
— То есть... Вы имеете в виду...
— Вот именно!
— Тогда ото всех! — вздохнул Кощей. — Вот, например, биварцы. То есть немцы. Мои лазутчики доложили...
— Что ты мне про своих лазутчиков?! — вскипел царь. — Государево ли это дело — заниматься такими пустяками? Ты лучше скажи, когда эти чугунные лбы пойдут на нас войной?
Кощей закатил глаза под потолок, снова вздохнул и коротко ответил:
— В ближайшее время, ваше величество, они на такое дело не решатся! Войско у нас сильное, заставы крепкие. Не решатся!
— Ну, a если кумарцы попрут, тогда решатся?
— Тогда решатся, — подумав, сказал Кощей. — Война на два фронта — дело тяжелое.
Царь Дормидонт почесал бороду, беспокойно выглянул в окно и заговорщицким шепотом поделился:
— И все-таки так хочется кому-нибудь объявить войну! Сказать, мол, иду на вы! А то скучно что-то.
Кощей вздохнул в третий раз, правда, уже совсем по-другому. Очевидно, у него в наборе был богатый арсенал вздохов. Великий канцлер изобразил озабоченное внимание.
— Прекрасная идея, ваше величество! Это позволило бы решить некоторые внутренние проблемы. Стрельцы уже больше года томятся без дела, пьют, дурачатся. А там, где безделье, там и бунт... — Он многозначительно посмотрел на царя.
Дормидонт пронзительного кощеевского взгляда не выдержал, его лицо стало медленно покрываться пунцовыми пятнами.
— Бунт?! — прошипел он угрожающе. — И это заявляешь мне ты, великий канцлер? Да я... я...
У Кощея так и вертелось на языке, что «я» — это последняя буква в алфавите, но он коротко улыбнулся и неопределенно махнул рукой.
— Будьте спокойны, ваше величество, у меня все под контролем! Вот, подпишите этот указ, и все будет в полном порядке. — Он положил на стол тяжелый лист пергамента, исписанного мелким бисерным почерком.
Царь надулся, нахмурил брови, словно хотел что-то казать, но вместо этого схватил перо и быстро подписал грамоту. Кощей молниеносно сцапал ее со стола, вежливо улыбаясь, спрятал в карман.
— Это... А что там, в грамоте? — запоздало спросил Дормидонт.
— Указ, ваше величество, — поклонился Кощей, — о введении тайной канцелярии. Бунты надо пресекать на корню. А зачинщиков выводить на чистую воду. В смысле — на плаху!
— Зачинщиков — это хорошо. Только ты, смотри, дров не наломай. Я хоть и строг, но справедлив. Не хочу, чтобы невинные пострадали!
— Вот тут-то вы и заблуждаетесь, ваше величество, — серьезно ответил канцлер. — Невиновных не бывает. Бывает мало пыток.
На какое-то мгновение царь остолбенел и непонимающе уставился на Кощея. Первый министр тут же поспешил разъяснить свою позицию.
— Время от времени в народе возникают нездоровые мысли. Когда люди живут хорошо, им хочется жить еще лучше. Они устремляют взоры туда, куда простому смертному и смотреть нельзя. Они замахиваются на самое святое!
— Это на церковь, что ли? — испугался Дормидонт.
— На частную собственность, — сурово сказал Кощей. — Приезжают заморские купцы, ведут прельстительные речи: мол, все люди равны, и все, что ни есть в государстве, надо поделить поровну. А самого государя... Нет! Не могу сказать. Язык не поворачивается!
Царь снова пошел пятнами, но канцлер его тут же успокоил.
— Потому и необходимо ввести тайную канцелярию, чтобы придушить на корню гидру революции!
— Чего-чего? — Дормидонт аж присел от удивления.
— Это я так, — успокоил его Кощей, — к примеру. Но вот некоторых бояр на место поставить надо! Особенно тех, кто размечтался о древних вольностях. Прижать олигархов!
Некоторое время царь тяжело дышал, осмысливая сказанное. Затем его лицо сморщилось от обиды, на глаза навернулись слезы.
— Вот и старайся для людей! — чуть не плача сказал он. — Я ведь ночами не сплю, за народ болею! Эти самые... реформы провожу. И в ответ такая черная неблагодарность! Эх, плохо быть царем на Руси! Правильно ты сделал, что свою тайную канцелярию организовал! Но все равно — не лютуй! Пыток я не потерплю. Что в Биварии скажут? Опять ромеи возмутятся. Заявят, что я не уважаю права человека!
— А вот на этот счет, ваше величество, можете быть спокойны! Посол Биварии фон дер Шнапс полностью разделяет наши взгляды на проблему. Более того. Он считает, что вы слишком мягки со своими подданными. В лесах хозяйничает Жужа с бандой разбойников. С Рипейских гор прилетает дракон Груня, деревни зорит, крестьян угоняет в полон и продает их кумарцам за баранину! Под Муромом снова появился Соловей-разбойник. Народ уже и в лес за грибами не ходит — столько нечисти развелось! Намедни боярину Клыкову лесной черт откусил палец. И не в чаще, не в глуши, а в собственном саду! Опять же... — тут Кощей понизил голос до шепота, — ходят слухи, что Идолище Поганое проснулось после тысячелетнего сна!
— Так я же и говорю, что война нужна! — простонал Дормидонт. — Ударим по нечисти! Освободим землю-матушку!
— Непременно, ваше величество, непременно! — сказал Кощей, кланяясь в пояс. — Вот этим и займемся в первую очередь! Разрешите откланяться?
— Да чего уж там, — махнул рукой государь, — иди, отдыхай! Это вот мне отдыхать некогда. Теперь всю ночь буду думу думать!
Кощей быстро ушел, с трудом удерживаясь, чтобы не потереть от удовольствия руки. Никакой войны с немцами, никаких враждебных действий против проклятой Кумарии. Не готово княжество Лодимерское к таким серьезным кампаниям! А вот выпустить воинственный пар и пощекотать нечисть у себя в государстве — это пожалуйста! Пусть стрельцы разомнут кости и повыветрят хмель. А тем временем можно будет заняться созданием регулярной армии на манер биварской.
Он спустился вниз, прошел по галерее, с брезгливым выражением на лице миновал женскую половину и вошел в свой кабинет с видом триумфатора.
За большим столом из черного полированного дерева сидела рыжая девица и разглядывала лежащую на столе книгу. Книга была не просто большая, а огромная. Железный оклад с рельефным узором, изображавшим битву каких-то демонов, был отперт. Замок лежал рядом.
— Это вы, па? — Девица отпрянула от книги, как от огня. Лицо Кощея, и до этого не отличавшееся румянцем, вытянулось и посерело еще больше.
— Деточка, откуда ты взяла эту книгу? — дрожащим от гнева голосом осведомился Кощей. — То есть я догадываюсь, откуда ты ее взяла, но ведь я тебе уже говорил! Или не говорил? Ты хочешь, чтобы тебя занесло к черту на кулички? Куда Макар телят не гонял? Ты этого хочешь?! Запомни, деточка, это Великая Книга Заклинаний! Даже не все маги могут ее читать без опасности быть стертыми в порошок!
Девица потупила глаза и скорчила плаксивую гримасу.
— Ну па, не надо! Я ее и в руки не брала! Она лежала здесь. Я просто... Просто рассматривала эти красивые узоры!
— Даже узоры на ней рассматривать нельзя! — рявкнул Кощей. — Без специальной подготовки, без умения нейтрализовать вредное воздействие. В конце концов, не окончив курсов высшей магии... Да у тебя хвост мог вырасти! Кстати, у тебя, случайно, не вырос хвост?..
Девица вскочила и обеими руками схватилась за аппетитно выпирающую заднюю часть.
— Ой, нет! Не вырос! Тьфу! Что вы, папочка, такое говорите? Слушать страшно!
— А ты, Варвара, слушай да на ус мотай. У меня тут много всякого-разного. Давеча вот холоп Данилка протирал оборотное зеркало и ненароком в него посмотрел. И что теперь?
— А правда, что? — заинтересовалась Варвара.
— А то! — устало сказал Кощей. — Вместо человеческой головы у него выросла баранья! Придется лечить дурака, а у нас, сама знаешь, все белые маги на счету! Большинство за границу подались, а кто остался, у того работы выше крыши, и берут за лечение дорого!
— Это все благодаря вам, папочка, — ядовито заметила Варвара. — Кто специальным приказом запретил чародейство?
— Если бы я его не запретил, — сурово сказал Кощей, — то половина населения уже лежала бы в гробу! У нас ведь любая дура норовит либо соперницу со свету сжить, либо парня приворожить, либо такое устроить... Да ты и сама не хуже моего знаешь.
Девица потупила глаза и покраснела.
— Так что ты иди, Варварушка, займись чем-нибудь... безопасным. А то ко мне должен человек прийти!
— Шпион! — с удовольствием отметила Варвара, и ее розовые губки расплылись в улыбке.
— Да, шпион! — рассердился Кощей. — И не смей больше критиковать отца, иначе... Иначе я не знаю, что сделаю!
— А раз не знаешь, так и не говори! — Варвара звонко рассмеялась и выскочила из кабинета.
— Фу! — Кощей утер пот. — Ну и молодежь пошла! Ни уважения, ни совести! Надо что-то делать. Может, ее срочно замуж выдать? Только кто ж ее добровольно возьмет, она же рыжая!
— Вы не правы! — От портьеры отделилась бесшумная тень и выплыла на середину комнаты. — Прошу прощения, господин канцлер, но я оказался случайным свидетелем вашей беседы. Варвара очень милая девушка.
— Ага! — саркастически заметил Кощей. — Дракон в юбке!
— Просто она умна и темпераментна.
— Иначе говоря, набитая дура!
— За ней большое приданое!
— Да ее и за полцарства никто не возьмет! Знаю я. К ней этот жулик, фон дер Шнапс, хотел подмылиться, да я ведь его, прощелыгу, насквозь вижу. Тоже ведь хочется, чтобы жених был не абы кто, а видный молодец! Ну да ладно. Докладывай, что там у тебя?
— На Будулая, царевича полонежского, было совершено покушение, — трагическим голосом произнес незнакомец, стараясь не выходить из тени. — Опять атаман Жужа со своими подельниками...
— Этого мне только не хватало! — воскликнул Кощей и в сердцах ударил кулаком по столу. — Какого труда мне стоило заключить мир со степняками! А теперь все коту под хвост! Они не простят этого никогда! Значит, надо готовиться к войне с полонежцами!
— Не надо, господин канцлер! — Незнакомец в балахоне произнес эти слова все тем же безразличным голосом, но Кощей безошибочно угадал: покушение не состоялось!
Несмотря на жару, Кощей поежился и плотней запахнулся в красную мантию.
— Рассказывай по порядку!
— Как прикажете. — Тень бесшумно поклонилась. — Господин канцлер! После того как Будулай со своим отрядом переночевал в Черниговке, кто-то посоветовал ему более короткий путь на Сурож. Они свернули с проезжей дороги на заброшенный тракт, и тут, я думаю, без чародейства не обошлось, потому что царевич выбрался на наезженную дорогу, а отряд продолжал двигаться по старому тракту, полагая, что Будулай ускакал вперед...
— Тут на него и напали, — подсказал Кощей, увлеченный рассказом, но незнакомец в ответ покачал головой.
— Нет, господин. Это случилось позже, в Калиновском урочище. Там его и ждали. Да не рассчитали немножко. Рядом оказалось небольшое сельцо, так вот некий тамошний молодец заступился за царевича, шайку разогнал, а Будулая на следующий день проводил до заставы. Там уж его отряд ждал, беспокоился. Так что все обошлось, ваше высокопревосходительство!
Кощей с минуту молчал, нервно барабаня пальцами по столу. Наконец он взглянул на своего собеседника.
— Кому понадобилось убивать царевича? — спросил он прямо.
— О, господин канцлер! — Шпион сделал шаг назад к портьере. — Этого я не знаю. Можно предположить, что бояре...
— Хорошо! — Кощей кивнул и отвернулся к окну. — Можешь идти!
Незнакомец поклонился, сделал шаг назад и растворился в полумраке.
4

Хорошо во стольном граде
Погулять за бога ради,
Ну а если деньги есть,
Так тебе и вовсе честь!
Яромир с удовольствием продекламировал стишок, на минуту задумался и полез в сундук за своей заветной тетрадью. Тетрадь была толстая, распухшая. То ли от стихов, то ли от сырости. Записав стихотворение, он убрал тетрадь в кожаную сумку, твердо намереваясь взять ее с собой. А вдруг Будулай прав, и он издаст в столице собственную книжку? И тогда весь народ будет твердить его стихи наизусть! То-то он прославится! От девиц отбоя не будет, самые красивые начнут ему глазки строить, самые богатые будут сватов засылать...
Яромир сладко зажмурился, пытаясь продлить чудное видение. Однако оно рассыпалось в прах, потому что в следующую минуту кто-то грубо постучал в дверь.
— Яромирка, заснул, что ль? Открывай!
— Не всякому герою дверь открою, а тебе, хмырю, непременно отворю! — пробормотал Яромир, подходя к двери. На пороге стоял старший брат Данило, длинный, как жердь, с вечно слезящимися глазами. Разнесчастный на вид, но хитрющий как лиса и жадный. Яблоки-то из Яромирова сада, которые к нему падали, он все подбирал и малину объедал, нахал, протягивая захапущие лапы через забор, сгребая незаметно. Был бы просто сосед, Яромир давно бы его на лесине повесил, а тут брат родной, все-таки жалко. Пусть лопает, все равно не впрок!
Данило посмотрел на приодетого, причесанного братца и присвистнул.
— Это ты куды собрался?
— Уезжаю, Данило. — Яромир не выдержал — его лицо расплылось в счастливой, самодовольной улыбке. — В богатырскую дружину еду. Чего здесь небо-то коптить? Там, в столице, — размах, а здесь — болото стоячее!
— Что верно, то верно! — Данило пробежался глазами по Яромировой избе и остался доволен. — А надолго ли едешь-то?
— Авось навсегда! — беспечно сказал Яромир, закидывая на плечо сумку.
— А как же хозяйство? — внезапно озаботился Данило. — Кто за домом-то присмотрит? Добро ведь немалое!
— Вот ты и присмотришь, — сказал Яромир и покосился на братца. — Ведь присмотришь?
Данило сделал вид, что задумался, затем важно кивнул головой.
— Я-то присмотрю. Не сумлевайся! У меня все будет в порядке. А ты езжай, спокойно неси службу, нас от ворога береги. — Он еще раз осмотрелся и расплылся в предовольной улыбке.
— Сберегу! — коротко сказал Яромир и, нацепив на пояс тяжеленный меч, вышел во двор, подвинув Данилу плечом.
Во дворе его дожидался оседланный лодимерский тяжеловоз. Здоровенная кляча, хоть и небыстрая на ногу, но медведя подомнет и не заметит.
Было уже за полдень, когда Яромир выехал на большак. Поводья он бросил, потому что умный конь знал дорогу сам. Яромир прижал к груди здоровенное лукошко спелой вишни и не спеша доставал по ягодке, а косточки ловко отстреливал в ближайшие кусты. Авось со временем вместо ельника поднимутся вишневые сады. То-то будет умора!
Косточки со свистом врезались в листву и исчезали в полумраке. Калиновское урочище было местом темным, волшебным и неприветливым.
Добрые люди вообще старались объезжать эти места стороной, хотя дорога в столицу здесь была вдвое короче. Ну а если объезжать не удавалось, то сбивались в ватаги, и тогда, глядишь, ничего, проносило. Но не всегда.
Год назад, например, целый поезд с кумарскими купцами пропал. Так и не нашли никого. Только косточки в лесу время от времени попадались да, говорят, ожившие скелеты за кем-то бегали. А уж они кого ели или их кто съел — это неведомо.
Все эти страсти Яромир знал не понаслышке, сам однажды нарвался на такой скелет. Вышло это страшилище из лесу, когда Яромир в соседнее село поехал прогуляться. Дорогу перегородило. Говорить не может, но глаза горят кошачьим малиновым огнем. Ну тут и без слов понятно: мол, съем тебя, и точка!
Пришлось Яромиру выломать хорошую дубину да врезать по наглецу, чтобы людей не пугал. Правда, говорят, что разрозненные косточки снова собираются вместе, поскольку все это чистое колдовство, но тут и собирать было нечего. В пыль разнесло скелет. В муку. Бедолага и пискнуть не успел. А вот колдуна, который мертвяка оживил и натравил, поймать не удалось. Как выскочил из кустов, как понесся вихрем! Хоть и старый, и борода по ветру, но легкий на ногу оказался, сволочь! Черномор, кажется...
Между тем дорога становилась все уже, ели и сосны — выше, а вокруг, соответственно, — темнее. Однако этот факт совершенно не трогал Яромира, а зря. Еще издалека он заметил огромное дерево с дуплом.
Вот где нечисти селиться,
На прохожих злопыхать,
Ну а мне — повеселиться,
Кулаками помахать! —
пронеслось у Яромира в голове. Но не успел он додумать стихотворение до конца, как конь под ним захрапел и встал на дыбы.
— Это что еще за новости? — пробормотал Яромир. — Савраска, ты чего? С утра, кажись, водки не пил, глюки не мучают. Может, медведя почуял?
Естественно, вопрос был риторическим: кони разговаривать не умеют. Однако произошло нечто весьма странное. Конь потряс головой и хриплым, пропитым голосом заявил:
— Ты чего говоришь, хозяин? Медведя я бы в момент завалил! Там такой зверь прячется, что только крякнешь!
Яромир обалдел. Затем что-то смекнул, принюхался и самодовольно ухмыльнулся:
— Так и есть! У меня за дверью полный бак самогонной кумы стоял! Небось, все и выжрал! То-то разговорился...
— Была нужда! — Конь тяжело икнул. — Что я, алкаш? Просто пить захотелось...
В это время вышедший из-за дерева чародей остановился и как завороженный уставился на говорящую лошадь. Он неотрывно смотрел на Савраску, и его землистое лицо быстро покрывалось фиолетовыми пятнами, а седая бороденка встопорщилась, как наэлектризованная.
Яромир тоже замер, разглядывая старика. Пауза длилась не дольше минуты, и первым ее прервал конь. Он снова мотнул головой и оскалился, словно в ухмылке:
— Ну я же тебе говорил! Точно — колдун! Да какой-то позорный! Ну, что зенки вылупил? Слышь, хозяин, дай ему по башке, ведь просит человек! А то, неровен час, начнет колдовать, свинья ползучая!
Услышав в свой адрес такие нелестные слова, колдун подпрыгнул, словно ему в задницу вогнали иголку, и завизжал, разбрызгивая слюну:
— Заколдую! Всех! В тараканов! В мышей! В бу-ка-шечек! О мой волшебный посох! О, дай мне силу покарать нечестивцев! О! Вай! Ай-яй-яй! — завизжал он еще громче и, схватившись за правый глаз, пошел выписывать круги. — Ой, больно! Ой, окривел! Совсем глаз выбил, сволочь! Ой, не могу!
Яромир удовлетворенно потер руки. Никогда еще вишневая косточка так точно не попадала в цель! А главное — вовремя! Теперь Черномор окривел на правый глаз, и в ближайшее время ему не до колдовства...
— А вот сейчас мы с тобой и поговорим! — сказал Яромир и двинул коня вперед. И снова колдун проявил незаурядную прыть, но поскольку видел он теперь только левым глазом, то, вместо того чтобы ломануться в чащу, злодей пошел выписывать круги. В конце концов Яромир извернулся и сцапал его, как нашкодившего кота.
Ах ты, слюноглот проклятый,
В разных бедах виноватый!
Я тебя сейчас решу,
На осине засушу!
Эти слова Яромир произнес, держа незадачливого чародея за шиворот, подняв его над землей, как тряпичную куклу. «Слюноглот» пищал, вырывался и пытался пнуть богатыря ногой.

На службе у Кощея - 1. На службе у Кощея - Пучков Владимир => читать онлайн книгу далее

Комментарии к книге На службе у Кощея - 1. На службе у Кощея на этом сайте не предусмотрены.
Было бы прекрасно, чтобы книга На службе у Кощея - 1. На службе у Кощея автора Пучков Владимир придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете порекомендовать книгу На службе у Кощея - 1. На службе у Кощея своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Пучков Владимир - На службе у Кощея - 1. На службе у Кощея.
Возможно, что после прочтения книги На службе у Кощея - 1. На службе у Кощея вы захотите почитать и другие книги Пучков Владимир. Для этого зайдите на страницу писателя Пучков Владимир - возможно там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге На службе у Кощея - 1. На службе у Кощея, то воспользуйтесь поисковой системой или Википедией.
Биографии автора Пучков Владимир, написавшего книгу На службе у Кощея - 1. На службе у Кощея, на данном сайте нет.
Ключевые слова страницы: На службе у Кощея - 1. На службе у Кощея; Пучков Владимир, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно